Каталог статей

Главная » Статьи

Всего материалов в каталоге: 168
Показано материалов: 41-50
Страницы: « 1 2 3 4 5 6 7 ... 16 17 »


Так кто же они – казаки? Этот, казалось бы, незамысловатый вопрос вызывает сегодня не только бурные научные дискуссии, но и горячие споры, и самые различные толкования на бытовом уровне. Свой ответ на него пытаются найти и потомки казаков, стремящиеся как можно больше узнать о прошлом своих предков и их исторических корнях, и горящие желанием расширить свои познания краеведы, и любознательные студенты и школьники, и, конечно, профессиональные исследователи, и даже политики. И потому после большой, трудной и весьма плодотворной науч-но-исследовательской работы мы вновь вынуждены обращаться к рассмот-рению сущностной характеристики казачества, проблемам его истории. Представляется, что в этом нет ничего удивительного. Причем дело здесь заключается не только в переживаемом нами времени, когда после вынуж-денного длительного перерыва общество получило возможность объектив-ного и всестороннего переосмысления своего прошлого. На качественно новый уровень выходит сам процесс исторического научного познания, искусственно тормозившийся в течение долгих десятилетий. Он, естественно, затрагивает и многие важные аспекты казачьей истории, начиная от появления казачества и заканчивая вопросами его возрождения на современном этапе. Вплоть до настоящего времени окончательно не выяснено происхождение и первоначальное значение слова «казак». В древности оно существовало в языках многих народов, но особенно часто встречалось в Средней и Малой Азии. Причем термин «казак» имел самые различные содержательные понятия. Им или схожими по созвучию словами называли как представителей различных социальных групп населения, так и некоторые племена и народы. Не останавливаясь на подробной характеристике продолжающихся споров историков, этнологов (этнографов) и филологов относительно этимологического толкования слова «казак», можно отметить, что среди большинства отечественных и зарубежных исследователей преобладает мнение о его тюркском происхождении (1). Согласно данному подходу, первоначально термин «казак» имел социальное содержание. В монгольском языке, например, им обозначали военного стража на границе или свободного воина, живущего обособленно (2). Иногда так называли человека, который по какой-либо причине порывал со своей социальной средой, отделялся от сородичей и, лишившись скота и кочевий, становился бродягой, скитальцем (3). Сторонники данной точки зрения считают, что само слово термин «казак» и приведенные его смысловые значения появились раньше, чем началась собственно история казачества на восточнославянской этнической основе. С течением времени происходит его достаточно широкое распространение и наблюдается видоизменение первоначального содержания. Казак – это свободный, «вольный человек, удалец, отважный молодец, разбойник», добывающий себе средства к существованию главным образом в войнах и набегах или за счет найма на военную службу к отдельному лицу либо государству» (4). В.Д. Сухоруков в своем известном «Историческом описании земли Войска Донского» справедливо отмечал, что такой образ жизни, в том числе и «разбойный», был в духе тогдашнего времени. Он считал, что «слово «казак» означало отважного наездника, живущего набегами и войной, не привязанного к земле и домовитости» (5). Н.М. Карамзин, упоминая об ордынских, азовских, ногайских и других казаках, считал, что это «имя означало тогда вольницу, наездников, удальцов, но не разбойников, как некоторые утверждают, ссылаясь на лексикон турецкий» (6).  Наряду с многочисленными этимологическими толкованиями, основы-вающимися на анализе социального содержания слова «казак», существует и целый ряд гипотез, базирующихся на влиянии этнических (т.е. относящихся к какому-либо народу) факторов на его возникновение. Тот же Н.М. Карамзин упоминает о записках византийского императора Константина VII Багрянородного, писавшего в середине X в. о жившем в то время на Кавказе народе – казаках и их государстве – Казахии. По мнению Н.М. Карамзина, можно также вспомнить касогов, обитавших, согласно русским летописям, между Каспийским и Черным морями, и живших на берегах Днепра горках и берендеях, которых называли как черкасами, так и казаками (7). Некоторые исследователи считают, что среди кавказских племен черкесов и касогов и тюркских торков и берендеев, объединенных тмутараканским князем Мстиславом в начале XI в. для образования из них военных поселений на границах Киевской Руси, одно племя называлось «казаки». Но только после завоевания русских княжеств монголо-татарами и образования Золотой Орды наименование «казаки» установилось за частями легкой конницы в составе монгольских войск, которая формировалась из числа покоренных народов (8). В середине XII в. в Центральной Азии жили многочисленные независимые племенные объединения, называвшиеся казачьими ордами. Из них выделялись две наиболее больших и известных. Первая, самая крупная, орда находилась в верховьях реки Енисея, а вторая располагалась в районе озера Балхаш. Жители последней назывались хасаками, кайсаками или киргиз-кайса-ками (киргиз-кхасаками). Определенный интерес представляет тот факт, что в их языке присутствовало множество весьма характерных слов и выражений, встречавшихся в говоре донских казаков (9).
Мои статьи | Просмотров: 1527 | Добавил: hohol | Дата: 30.10.2011 | Комментарии (0)


Азовское казацкое войско — иррегулярное формирование военной структуры Российской империи созданное именным указом от 27 мая 1832 года из казаков и райи Задунайской Сечи, мещан Петровского посада, к которым со временем были присоединены казенные крестьяне Новоспаского поселка и малороссийские казаки из Черниговской губернии. Ядром этого воинского соединения стало население казацкой вольницы за Дунаем. В начале российско-турецкой войны 1828–1829 годов 218 сечевых казаков и 578 душ “неказацкого состояния” во главе с кошевым атаманом Й.Гладким возвратилось на родину. [17] Переход состоялся против желания большинства Задунайского казачества остаться в Добрудже. Выходцы из турецких владений принесли с собой войсковую канцелярию, походную церковь, сокровищницу, флаги, атрибуты власти — бунчук и булаву. С этим переход приобретал силу возвращения казацкого Коша в границы российского государства. Произошедшее событие положило конец опасной во всех отношениях для абсолютистской монархии Задунайской Сечи и вместе с тем подвергло смертельной опасности украинское население, которое осталось в устье Дуная и Добрудже. Главными причинами перехода задунайского населения в границы Российской империи были причины социально-экономического характера, которые определил кризис Задунайской Сечи. Он в свою очередь проявился в эволюции казацких традиций и обычаев. Утверждение капиталистических элементов во всех областях казацкого хозяйства, широкое применение наемного труда, дальнейшее развитие товарно-денежных отношений привели к имущественному расслоению задунайского населения и способствовали социальной дифференциации казацкого общества и мирного населения. Именно поэтому в начале 20-х годов XIX столетия на Задунайской Сечи четко прослеживаются две непримиримых группы задунайцев, интересы которых расходятся как в экономическом, так и в политическом плане. С одной стороны, это зажиточная верхушка казачества и райи — “дуки”, “серебряники”, с другой — старые казаки-бурлаки и так называемая "сирома" — “голоколенчики”, “бесштаньки”. Первые мечтали возвратиться на родину и воспользоваться всеми теми правами и привилегиями, которые были обещаны российским правительством, а голытьба и старое казачество желали остаться за Дунаем, так как не верили обещаниям российских чиновников и боялись утратить единственное, что имели, — свободу. Вместе с тем причины социально-экономического характера тесно переплетались с политическими причинами возвращения задунайского населения на родину. Два государства — Россия и Турция, в условиях подготовки войны между собой старались разными средствами (мирными и немирными) подчинить себе казаков. Не выдержав политического давления больших империй, задунайцы склонились к союзу с российским государством. Появление на политической арене Й.Гладкого подтолкнуло ход событий на Сечи и способствовало быстрому переходу задунайского населения в границы Российской империи. Из задунайцев, которые перешли на сторону российской армии, было сформировано Отдельное Запорожское войско (1828–1832 гг.). Оно было образовано во время войны, вне плана Военного министерства и потому отличалось от всех других воинских формирований Российской империи тем, что сохраняло традиционное деление на куреня и имело право внутреннего самоуправления. Создание Отдельного Запорожского войска было обусловлено стремлением российского правительства использовать боевой опыт задунайских запорожцев во время военной кампании против Турции, оказывать содействие возвращению бывших русских подданных в границы государства, укрепить границы и международный авторитет Российской империи. Боевой единицей новообразованного казацкого формирования стал пяти-сотенный пеший полк, сформированный из способных к военной службе задунайских казаков. Именным указом от 4 апреля 1829 года он был назван Дунайским и прикомандировывался к Дунайской флотилии. [18] Казацкий полк Отдельного Запорожского войска принимал участие в осаде и взятии Силистрии. Потом был откомандирован корпусным командиром Красовским на территорию Задунайской Сечи для борьбы с чумой. После ее ликвидации в 1830 году полк возвратился через Сатуновский карантин в границы российского государства и до 24 ноября 1831 года служил при Дунайской флотилии. [19] Неслужилое задунайское население Отдельного Запорожского войска после карантинного срока было передано в ведомство Главного попечителя колонистов Южного края генерал-лейтенанта И.Н.Інзова и жило сначала в Добрудже, а со временем было переведено на временные квартиры в Таврическую и Екатеринославскую губернии. На 1830 год Отдельное Запорожское войско — Дунайский казацкий полк и неслужилое задунайское население, насчитывало 2.336 лиц (1649 душ мужского и 687 душ женского пола). [20] Поскольку военная структура Российской империи объективно не требовала нового иррегулярного формирования, то Отдельное Запорожское войско на протяжении пяты лет оставалось без конкретного места поселения, четко определенных военных функций, статуса. После окончания российско-турецкой войны 1828–1829 годов Военное министерство предложило перевести Задунайское казачество в западную часть Кавказского хребта. Однако крайне напряженная обстановка на Кавказе, отсутствие свободных, отвоеванных в ходе военных операций, земель и тот резонанс, который возник вследствие возвращения “неверных” запорожцев на родину, не разрешили осуществить это намерение. Задунайское казачество было оставлено на юге Украины и новороссийский генерал-губернатор, по приказу императора, занялся поиском свободных земель для их поселения. Продолжительный поиск местности для поселения задунайцев увенчался успехом в 1831 году. Выходцам из турецких владений было предложено поселиться на Бердянской пустоши, что в Александровском уезде Екатеринославской губернии. Именно сюда в начале 1832 года было переведенное Отдельное Запорожское войско и согласно “Положению о поселении запорожских казаков в Новороссийском крае” было реорганизовано по образцу других иррегулярных казацких формирований Российской империи. С поселением на побережье Азовского моря оно получило название — Азовское, и должно было руководствоваться уставами и положениями уже существующих казацких войск. [21] Новообразованное войско, как военно-административная единица Российской империи, не могло требовать для себя создания отдельной специфической системы управления. Поэтому оно было обречено иметь установленную в российском государстве систему подчинения высшей государственной власти. Перед правительством по отношению к войску стояла задача создать такую систему военно-административного управления, которая бы без лишних разногласий влилась в уже существующий государственный механизм. Однако административно-территориальное устройство Азовского формирования имело свои особенности. В начале становления казацкого войска оно было подчинено земельному вопросу. Предоставленные за “Положением” 1832 года земли для поселения азовцев, не могли удовлетворить потребностей всех казаков в земельных участках. В поземельных отношениях Азовское казацкое войско пользовалось уставами и положениями о земельном довольствии Донского казачьего войска. В ходе распределения воинских земель оказалось, что около одной трети азовцев из-за отсутствия имеющейся земли не могут получить определенных положениями наделов земли размером в 30 десятин. Только после изменений, внесенных в правила о земельном довольствии, когда были уменьшены размеры казацких паев вдвое, удалось наделить всех азовских казаков участками земли. После решения земельного вопроса в Азовском казацком войске окончательно установилось и административное устройство.
Мои статьи | Просмотров: 2244 | Добавил: hohol | Дата: 15.08.2011 | Комментарии (0)

                                                          
                                                               

Кинжалы изготовлялись двух видов: 1. С длинными массивными шариками, клинка ми, длиной 40-50см. и шириной 4-5мм, Такие крупные модели делали для высокорослых, физически сильных заказчиков; 2. Кинжалы с небольшими, узкими, легкими и изящными клинками. Их покупали в основном жители городов, где этот размер был наиболее распространенным. Любопытно посмотреть на выписку начала века из прейскуранта мастерской Гузунова, поставщика Терского казачьего войска во Владикавказе: 1. "Кинжалы от 25 до 75р. Такой же, но большего размера (12 вершков), ценой 40-100р.; 2. Кинжал в серебряной оправе слоновой кости с насечкой из червонного золота - 25-75р.; 3. Кинжал под названием "Базалай", размером 12 вершков в стальной оправе, с насечкой из червонного золота - 120р.; 4. Кинжал с ручкой из слоновой кости, с серебряными чайками и наконечником -15- 35р.; 5. Кинжал с ручкой из черного рога в серебряной оправе - 6-25р.; 6. Кинжал простой кривой (бебут) черный - 3-10 р.; 7. Охотничий кинжал с серебряными гвоздиками и чайками- 5-12р.; 8. Кинжал в черной оправе, под названием "Базалай" - 6-12р." В современном мире кинжал перестал быть только оружием. Конечно, он остался элементом казачьей формы, но чаще в качестве раритетного антикварного оружия висит на ковре, или является предметом коллекции любителей экзотических смертоносных игрушек. Сегодня большинство современных кинжалов делают в Дагестане. На знаменитой Златоустовской фабрике также изготовляют сувенирные и охотничьи кинжалы. В Пятигорске, Ессентуках, Владикавказе остались частные мастера, хранящие традиции ковки клинков. Они вооружают казаков Терского войска.

Мои статьи | Просмотров: 1982 | Добавил: hohol | Дата: 03.04.2011 | Комментарии (0)

Шашка (от кабардино-черкесского са'шхо букв. длинный нож) – рубяще-колющее длинноклинковое холодное оружие. Первоначально на вооружении русской иррегулярной кавалерии состояла шашка кавказского типа, имевшая клинок небольшой кривизны с двулез-вийным боевым концом и эфес, состоящий из одной рукояти с раздваивающейся головкой, без каких-либо защитных приспособлений. Такой типично кавказский эфес вообще можно считать одним из основных отличительных признаков шашки как вида холодного оружия. Русские армейские образцы шашек (например драгунская образца 1881 г.) отличались от шашки кавказского типа устройством эфеса и ножен. Клинки первых армейских шашек имели среднюю кривизну и по форме приближалась к сабельным. В 1881 г. под руководством и при непосредственном участии известного русского конструктора-оружейника генерал-лейтенанта А. П. Горлова была проведена реформа вооружения, целью которой было установление для всех родов войск единого образца холодного оружия. За образец для клинка был взят кавказский клинок, известный под названием "волчок", "...имеющий на Востоке, в Малой Азии, между кавказскими народами и нашими тамошними казаками высокую известность как оружие, оказывающее необыкновенные достоинства при рубке". Эфес вначале предполагался единого образца, с защитой передней дужкой, но затем было решено оставить для казачьих шашек традиционные эфесы, состоящие из одной рукояти. В результате на вооружение русской армии были приняты драгунская (офицерская и солдатская) и казачья (офицерская и солдатская) шашки. Артиллеристы получили укороченный вариант драгунской шашки. Холодное оружие Кавказского, Уральского и других казачьих войск отличались существенным разнообразием на протяжении всего рассматриваемого периода. Лишь в 1904 г. принятием на вооружение так называемой шашки азиатского образца удалось в какой-то степени регламентировать вооружение нижних чинов Кавказских казачьих войск. Характерным отличием шашки от сабли всегда было наличие у шашки деревянных ножен, обтянутых кожей, с кольцом (реже с двумя кольцами) для пасовых ремней портупеи на выпуклой стороне (то есть она подвешивалась по-кавказски лезвием назад), тогда как у сабли кольца всегда на вогнутой стороне ножен, в XIX - нач. XX в., как правило, стальных. Кроме того, шашка носилась чаще на плечевой портупее, а сабля на поясной. Кинжал Кинжал - колюще-режущее холодное оружие с коротким клинком, предназначенное для рукопашного боя. Кинжал - один из древнейших видов холодного оружия, появившийся уже в эпоху неолита. На протяжении многих столетий он играл роль вспомогательного боевого оружия, а также аксессуара военной или гражданской одежды. Из-за удобства ношения, несложности в обращении (для которого не требовалось обучения, как, например, обращению со шпагой) кинжал еще и в XVI - первой половине XVII в. оставался в Европе широко распространенным холодным оружием и у военных, и у гражданских лиц. Однако с созданием регулярных армий кинжал в качестве средства вооружения не получил широкого распространения. В России в XVIII - первой трети XIX в. кинжалы состояли на вооружении различных казачьих частей. Твердо установленных образцов в этот период не было, поэтому оружие (в том числе и кинжалы) в основном повторяло традиционные формы и отличалось большим разнообразием в отделке. Наибольшее распространение имели кинжалы типа "Кама" с прямым клинком. Их лезвия располагались параллельно, сближаясь к острию клинка. На клинках обычно имелись ребра жесткости и долы. Рукояти кинжалов были небольшими по размеру, узкими, с расширениями в верхней и нижней части. Изготавливались рукояти из кости или рога, иногда оковывались металлом. Ножны были деревянные, обтянутые кожей или окованные металлом. Первым официально утвержденным образцом был кинжал Черноморского казачьего войска образца 1840 г. В дальнейшем этот кинжал наряду с прочими разновидностями частично был на вооружении других казачьих войск, в частности Кубанского и Тверского. В начале XX в. на вооружение были приняты кинжал для кавказских войск (1904г.) и кинжал-бебут (1907), а во время первой мировой войны в войсках появился прямой кинжал, который состоял на вооружении у нижних чинов пулеметных команд.

Мои статьи | Просмотров: 4444 | Добавил: hohol | Дата: 22.02.2011 | Комментарии (0)

Пешие казаки пластунских полков были в русской армии и разведчиками, и "стрелками на выбор" – по офицерам, орудийной прислуге, вестовым. По войсковому положению 1842 года пластуны даже были признаны отдельным родом в рядах военных сил Черноморского войска, число их было определено штатом: в конных полках по 60, в пеших батальонах по 96 человек в каждом. Пластуны обычно действовали мелкими партиями от трех до десяти человек. Искусное использование местности и точный ружейный огонь заменяли казакам численную силу. С раннего детства приученные к трудной и опасной службе, пластуны служили для русской армии прекрасными разведчиками и снайперами, а в мирное время несли пограничную службу. Черноморский казак-пластун Черноморский казак-пластун Исследователь казачества Д. Кошкарев писал в начале XX века: "Еще запорожцы в днепровских камышах залегали пластом, высматривая подолгу то татарский чамбул, то неприятельский разъезд. В числе 40 куреней значился Пластунский курень, товарищество которого исполняло, вероятно, эту трудную и опасную службу. На Кубани пластуны явились главнейшими стражами кордонной линии. Они были разбросаны по всем постам особыми партиями и всегда держались на самых передовых притонах, батареях, где имелись сигнальные пушки. Когда неприятель наступал слишком быстро и в больших силах, пластуны палили "на гасло", на тревогу. Их положение в отношении к кордонной линии почти то же, что положение застрельщиков в отношении к первой боевой линии. В наблюдении за неприятелем они зорче и дальновиднее сторожевых вышек, хоть и не так высоко, как эти последние, поднимают голову. …Что касается тактики пластуна – она сложная. Волчья пасть и лисий хвост – ее основные правила. В ней вседневную роль играют: след, "сакма", и засада, "залога". Тот не годится "пластуновать", кто не умеет убрать за собою собственный след, задушить шум своих шагов в трескучем тростнике; кто не умеет поймать следы противника и в следах его прочитать направленный на линию удар. Где спорят обоюдная хитрость и отвага, где ни с той, ни с другой стороны не говорят: иду на вac! – там нередко один раньше или позже схваченный след решает успех и неудачу. Перебравшись через Кубань, пластун исчезает. А когда по росистой траве или свежему снегу след неотвязно тянется за ним, он заплутывает его: прыгает на одной ноге и, повернувшись спиной к цели своего поиска, идет пятами наперед, "задкует" – хитрит, как старый заяц, и множеством известных ему способов отводит улику от своих переходов и притонов. Как оборотни сказок, что чудно-дивно меняют рост, в лесу вровень с лесом, в траве вровень с травой – пластуны мелкими партиями пробираются с линии между жилищами неприязненных горцев к нашим полевым закубанским укреплениям и оттуда на линию. …Во всех обстоятельствах боевой службы пластун верен своему назначению. На походе он освещает путь авангарду; или в цепи застрельщиков изловчается и примащивается, как бы вернее "присветить" в хвастливо гарцующего наездника; или, наконец, бодрствует в отводном секретном карауле за сон ротного ночлега. В закубанском полевом укреплении он вечно на поисках по окрестным лесам и ущельям". В 1843 году на вооружение стрелковых батальонов и пластунов-застрельщиков Черноморского казачьего войска поступил так называемый "литтихский штуцер". К 1849 году в русской армии находилось 20756 таких ружей. Впрочем, если учесть, что численность армии тогда составляла около миллиона человек, то это все равно была капля в море.

Мои статьи | Просмотров: 979 | Добавил: hohol | Дата: 20.02.2011 | Комментарии (0)

 Другая история Руси От Европы до Монголии Украина и казаки Историю Украины нельзя понять без экскурса в казачье прошлое. Даже новое имя страны «Украина» пошло от них. На старинных картах территории с надписью «Украйна» появляются впервые в ХVII веке, надпись эта всегда относится к области поселения запорожских казаков. Отсюда оно стало распространяться на всю Малороссию. Обычно, как только речь заходит о запорожском казаке, встает яркий образ Тараса Бульбы и требуется глубокое погружение в документы, в исторические источники, чтобы освободиться от волшебства гоголевской романтики. Облик казака в поэзии мало схож с его реальным историческим обликом. Он выступает в литературе в ореоле беззаветной отваги, воинского искусства, рыцарской чести, высоких моральных качеств. Он борец за православие и за национальные южнорусские интересы. Однако, так ли это? Выясняется, что на запорожское казачество с давних пор установилось два прямо противоположных взгляда. Одни усматривают в нем явление дворянско-аристократическое, «лыцарское». Украинский историк Дм. Дорошенко в своей популярной «Истории Украины з малюнками» сравнивает Запорожскую Сечь со средневековыми рыцарскими орденами. «Тут постепенно выработалась, – говорит он, – особая воинская организация наподобие рыцарских братств, что существовали в Западной Европе». Другие полагают, что в казачестве воплощены чаяния плебейских масс и идеи народовластия, с его всеобщим равенством, выборностью должностей и абсолютной свободой. Обе эти версии не казачьи и даже не украинские. Первую выработал в ХVI веке польский поэт Папроцкий. Наблюдая в Польше панские междоусобицы, грызню магнатов и забвение государственных интересов, поэт противопоставил всему политическому разврату тогдашней Польши свежую, здоровую, как ему казалось, среду, возникшую на окраинах Речи Посполитой, среду казацкую. Погрязшие во внутренних распрях поляки, по его словам, и не подозревали, что много раз были спасены от гибели этим окраинным русским рыцарством, отражавшим, подобно крепостному валу, напор турецко-татарской силы. Также не в Малороссии, а в той же Польше начало всех сочинений, описывающих блестящие воинские подвиги казаков, из которых видно, что все казаки – шляхтичи, но с каким-то темным прошлым; для одних разорение, для других провинности и преступления были причиной ухода в казаки. Казачьи подвиги рассматривались ими, как средство восстановления чести.
Мои статьи | Просмотров: 632 | Добавил: hohol | Дата: 19.02.2011 | Комментарии (0)

Судьбы донской лошади и донских казаков неразделимы. Издавна донские земли славились не только великолепными лошадьми, но и воинственным населением. Слово «казак» означало отважного наездника, живущего набегами и войною, не привязанного к земле и дому. Колыбелью донского казачества была широкая и малообитаемая степь от Воронежа и до устья Дона. Большую часть жизни казаки проводили в походах: сзывали «охотников» и под предводительством атаманов делали набеги на Крым или Турцию. В походе казак и его конь жили в спартанских условиях. В течение одного-двух месяцев обходились без огня, ели раз в сутки весьма скудную пищу (пшено и толченых сухари) и «коням ржать не допускали». При переправе через широкие реки казаки связывали из тростника плоты, плот привязывали к хвосту лошади, на него клали оружие и одежду и, держась за коня, пускались вплавь. Донские казаки участвовали во всех войнах, которые вела Россия в ХVIII в., - со Швецией, Турцией, Пруссией, Персией. В этих войнах было захвачено множество военных трофеев, в том числе и прекрасных боевых коней. За все заслуги в Отечественной войне 1812 Донское войско получило Георгиевское знамя. Учитывая военное значение донского казачества, правительство сохранило за ним обширные земельные территории, обязав нести службу в нерегулярной кавалерии. Казак обязан был являться на службу со своим конем, оружием и в своей форме. Это воспитывало любовь к лошади и способствовало к выращиванию хорошего боевого коня, от которого зависел не только успех службы, но и часто жизнь всадника в бою. Боевой конь должен был обладать такими качествами, как выносливость, неприхотливость, резвость и ловкость, способность преодолевать естественные препятствия. Старая донская лошадь До конца ХVII в. коневодства на Дону фактически не существовало. Здесь были лошади местных кочевников, часть животных была приведена на Дон переселенцами. Через донские степи в древности прошли кочевые племена сарматов, гуннов, печенегов, аваров, половцев со своими табунами, следы которых в какой-то степени сохранились в местной лошади. Кроме того, суровые условия существования способствовали естественному отбору. Лошадей, проявивших выносливость в походах или резвость в скачках, использовали в качестве племенного материала. Общность условий содержания и методов разведения создали к концу ХVIII в. довольно однородный тип животных, которые получили название старой донской лошади. Эта лошадь была гибкой и ловкой, на всем скаку могла делать самые крутые повороты, охотно прыгала через естественные препятствия. Мах ее был редок, но широк. Лошадь оказалась непуглива, смело шла на препятствия. Выносливая, нетребовательная к корму и уходу, она обладала отличным здоровьем, была способна совершать большие переходы. При хорошем уходе исправно служила до 20 лет. Старая донская лошадь отвечала всем требованиям строевой лошади. Со второй половины ХVII в. на левом берегу Дона началось усиленное развитие частного коннозаводства (получившего название задонского). Оно внесло свои изменения в сложившийся тип донского коннозаводства Донскую лошадь разводили в условиях табунного содержания. Все поголовье круглый год, кроме нескольких зимних месяцев, находилось под открытым небом на выпасе. Лучшим временем в жизни табунов были апрель и первые числа мая. Степь покрывалась буйными питательными травами. Летом, после наступления зноя и иссушающих ветров, степь выгорала. Особенно опасным в зимний период бывал длительный гололед, когда животные из-за плотной ледяной корки не могли тебеневать и порой гибли в больших количествах. Выживали только сильные, все, что было чуть послабее, беспощадно уносилось естественным отбором.

Мои статьи | Просмотров: 779 | Добавил: hohol | Дата: 19.02.2011 | Комментарии (0)

В 1801 году, в царствование Государя Императора Александра I, к России добровольно присоединилось большое и богатое Грузинское царство, лежащее за Кавказскими горами. Сообщение между Тереком, лежащим по нашу сторону Кавказского хребта, и Грузией, лежащей по ту сторону гор, могло быть только через горы, по так называемой Военно-Грузинской дороге. Эта дорога шла через владения кавказских горцев, черкесов, чеченцев и татар, постоянно нападавпшх на русских людей; нужно было смирить их, сделать Кавказ безопасным для его жителей. Для этого России пришлось приступить к постепенному завоеванию Кавказа, к постройке целого ряда небольших укреплений. Шаг за шагом подавались русские войска в горы, занимая и умиротворяя Кавказ. Эта Кавказская война тянулась 63 года, с 1801 года по 1864 год, когда покорение Кавказа было, наконец, окончено. Кавказская война не походила ни на одну из войн. Враг был повсюду. Сегодня «мирной» татарин — завтра брался за винтовку и из-за скалы стрелял по нашим казакам и солдатам. Все население Кавказа,— юноши, старики, женщины — были прекрасными воинами и отличными наездниками. Жители исповедовали магометанскую веру. Их священники призывали их к войне с христианами, обещая им очищение от грехов и вечную жизнь за убийство русских. Ко всему этому, местность была такова, что действовать большими отрядами было невозможно. Отряды двигались... да что двигались, отряды дрались на тропинках, по которым ходили только козы. Один неверный шаг, и падаешь с громадной кручи в каменный мешок. В долинах росли дремучие леса. Дубы, орешины, вязы, дикая яблоня буйной толпою спускались с гор в долины. Плющ обвивал их стволы; кусты ягод и терна, перемешавшись с высокой травою, образовали такую чащу, через которую мог пробраться только дикий барс или чеченец, выросший в этих лесах. Тропинки были редки — каждая вела в засаду, на верную смерть. Тут мира не было никогда. Иногда по несколько месяцев все тихо: притаились чеченцы в горах... Вдруг грянет вестовая пушка и подымет тревогу в нашем укреплении. Беда, если прозевают казаки! — пожар поднимется заревом к небу, и обезглавлены острыми шашками защитники городка... Тут, на Кавказе, была жизнь такая же, какую некогда вели в донских степях казаки, борясь с татарами Сюда, на эту вечную войну, шли донские казаки. Они шли сюда, не обученные владеть пикою, шашкою и ружьем, а между тем, тут побеждал тот, кто ловчее рубил, сильнее колол, метче стрелял. Казаки шли сюда на плохих лошадях, а тут были лихие аргамаки, ловкие и быстрые кабардинцы, золотистые карабахи. Тут побеждал тот, у кого лошадь была вернее. Тут нужно было вечно учиться, тут надо было иметь полки вместе, всегда на примете... А донских казаков разбирали повсюду. Они сопровождали почту, чиновников, у каждого человека, служащего на Кавказе, был непременно донской казак. Ослабленные сотни не учились, и, когда наступал бой, они были хуже черноморских или линейных казаков, нынешних терцев и кубанцев. Горцы не боялись донцов, смеялись над грозными казачьими пиками и называли донских казаков «камышом». И бедные донцы только гибли безропотно под ударами острых шашек. Под меткими выстрелами чеченцев. Но все это быстро переменилось, когда, в 1846 году, на Кавказ с 20-м полком прибыл войсковой старшина Яков Петрович Бакланов.       Честь прадедов-атаманов,
Богатырь, боец лихой,
Здравствуй, храбрый наш Бакланов,
Разудалый наш герой!

Славой, честию завидной
Ты сумел себя покрыть:
Про тебя, ей-ей, не стыдно
Песню громкую сложить!

Ты геройскими делами
Славу дедов и отцов
Воскресил опять меж нами.
Ты — казак из казаков!

Шашка, пика, верный конь,
Рой наездников любимый —
С ними ты, неотразимый,
Мчишься в воду и в огонь.

Древней славы Ермаковой
Над тобою блещет луч;
Ты, как сокол из-за туч,
Бьешь сноровкою Платовой.

Честь геройскую любя,
Мчишься в бой напропалую:
За Царя и Русь святую
Не жалеешь сам себя.

Бают: вольный по горам,
По кустам, тернам колючим
Лезешь змеем здесь и там,
Серым волком в поле рыщешь,

Бродишь лешим по горам,
И себе ты славы ищешь,
И несешь ты смерть врагам;
Ходишь в шапке-невидимке.

В скороходах-сапогах,
И летишь на бурке-сивке,
Как колдун на облаках.
Свистнешь — лист с дерев валится.

Гаркнешь — вмиг перед тобой
Рать удалая родится —
Точно в сказочке какой!

Сыт железной просфорою,
Спишь на конском арчаке,—
И за то прослыл грозою
В Малой и Большой Чечне.

И за то тебе мы, воин,
Песню громкую споем:
Ты герой наш, ты достоин
Называться казаком!
Мои статьи | Просмотров: 825 | Добавил: hohol | Дата: 19.01.2011 | Комментарии (0)

Редко какое событие в украинской истории преподносится с таким пафосом как роспуск Екатериной II Новой Запорожской Сечи в 1775 году. Тут и утверждение про биологическую ненависть русского правительства к украинцам. Мол, взяли мерзавцы и разрушили главный оплот украинства того времени. После чего украинцам осталось только что горько вздыхать и сочинять грустные думы. Начнем с того, что Сечь вряд ли можно назвать украинской организацией, в основу ее формирования был положен как раз принцип космополитизма, для того чтобы стать казаком нужно было быть только мужчиной и православным. Национальность не играла никакой роли. Зачастую атаманами и полковниками на Сечи становились далеко не украинцы. Так же не надо забывать и отношение казаков к крестьянам, а именно они составляли подавляющую часть населения тогдашней Украины. Для казаков селяне были свинопасами и гречкосеями проводящим свою жизнь возле женской юбки. Бывали случаи когда казаки вместе с татарами совершали набеги на Украину жертвами которых Oe?a?inuea i?aaaa как правило становились те же крестьяне. Потому считать что на момент разгона Новой Сечи, она что то особенное означала для украинских крестьян и была носителем неких национальных устоев было бы явной натяжкой. К тому же многие украинские историки сильно лукавят называя "национальные" причины разгона Сечи. Ну не это было причиной. Украинцы на тот момент в России назывались малороссами (себя же сами называли русскими, руськими реже русинами) и входили в состав как тогда говорили "природных русских" (украинцы, русские, белорусы). Собственно украинской идеология на тот момент отсутствовала напрочь, и какие национальные права ущемлялись с разгоном Сечи понять трудно. И вот теперь можно без идеологической зашоренности взглянуть на события 1775 года.
Мои статьи | Просмотров: 1331 | Добавил: hohol | Дата: 10.01.2011 | Комментарии (0)

Батько, папа, папаша, папашка – эти термины являются основными для обозначения отца в кубанской казачьей традиции. К примеру, некоторые жители линейных и закубанских станиц, для противопоставления казачьей традиции иногородней, упоминают употребление в семьях иногородних термина – «тятя». Однако наиболее широко в казачьей среде применялся термин «батька»[i]. Институт семьи для кубанского казачества явление позднее, особенно это касается черноморских казаков, наследников запорожской казачьей традиции. Запорожцы, в большинстве своем, не связывали себя узами брака в Сечи. Тем не менее, своеобразное «искусственное» отцовство присутствовало. Тот кто вступал раньше в Сечь, имел преимущество перед вступившими позже, поэтому последний называл первого «батьком», первый последнего «сынком», даже если «батьку» было 27 лет, а «сынку», например сорок[ii]. Термин «батька» использовался и как термин социального характера. Например, батькы – родители/семья, батько - атаман: «Запорижський козаченько/ Ны пье, ны гуляе./ Своего ж пана кошевого/ Батьком называе»[iii]. Статус отца/батьки был очень высок в кубанской традиции, что являлось проявлением важных ролей главного и основополагающего члена семьи – в деле воспитания детей, хозяйственно-экономического положения, сохранении и передачи знаний в области системы ценностей, хозяйствования, обрядовых комплексов. От отца зависело не только экономическое положение семьи, но и её статусное положение в обществе: «[Хороший отец] пример семьи ва всех атнашениях. Как в работе, так и в семейнам быту. Хороший атец – эта зеркало семьи»[iv]. Высокий статус отца был подчеркнут во внутрисемейных отношениях, например, при обращении к мужу - жена называла его по имени и отчеству, все же члены семьи обращались к батьке на «вы», жена была обязана мыть ноги мужу и т.д[1]. Наиболее показателен в плане высокого статуса отца по отношению к матери рассказ Терехова А.П. (1905 года рождения) казака родом из станицы Новоалександровской: «Идёть старик, ну, я ево знал. Падходить: «Ну, как аца звать?». Я рассказал всё. «А матерю?». А хто знать, как матерю звать? Мама – да и всё. Ну, с ацом я больше вращался как-та. «Ну, я аттудава буду иттить, узнай, как матерю звать!». Я: «Мам, как тебя звать?». И я вот тольки с таво, после встречи деда, узнал, што мать Машка. А то мама, да и всё
Мои статьи | Просмотров: 2059 | Добавил: hohol | Дата: 20.12.2010 | Комментарии (1)

1-10 11-20 21-30 31-40 41-50 51-60 61-70 ... 151-160 161-168
Приветствую Вас Гость