Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Как казаки Азов взяли

30 июля приехали в Москву посланцы от казаков с вестью, что они турецкого посланника изрубили, Азов взяли и ни одного азовского человека не упустили ни на степи, ни на море, - всех изрубили. В ответ на это царь "Миша Романов" послал им строгий выговор: "Вы это, атаманы и казаки, учинили не делом, что турецкого посла со всеми людьми побили самовольством. Нигде не ведется, чтобы послов побивать; хотя где и война между государями бывает, то и тут послы свое дело делают, и никто их не побивает. Азов взяли вы без нашего царского повеленья, и атаманов и казаков, добрых к нам не прислали, кого подлинно спросить, как тому делу вперед быть". Хотя для Москвы было выгодно завладеть Азовом: отсюда можно было держать в страхе крымских татар, но войны с турецким султаном царь не хотел и поспешил отправить ему грамоту. В ней, между прочим, говорилось: "Вам бы, брату нашему, на нас досады и нелюбья не держать за то, что казаки посланника вашего убили и Азов взяли: это они сделали без нашего повеленья, самовольством, и мы за таких воров никак не стоим, и ссоры за них никакой не хотим, хотя их воров всех в один час велите побить; мы с вашим султанским величеством в крепкой братской дружбе и любви быть хотим". Но избежать "нелюбья" и "досады" со стороны турок и татар было мудрено. В сентябре крымцы сделали набег на Московскую Украину и опустошили её. Хан писал в Москву, что нашествие совершено по приказу султана за то, что казаки взяли Азов. Турция, занятая войной с Персией, только в мае 1641 года двинула к Азову войско во главе с пашой Гусейном-дели, чтобы выбить отсюда казаков. Силы турок были громадны – более двухсот тысяч человек с сотней осадных орудий. С турками был и крымский хан со своим полчищем. Казаков в Азове было тысяч пятнадцать, да женщин-казачек было сот восемь; их надо считать, потому что они усердно помогали своим мужьям в обороне. Казаки с отчаянным мужеством отражали турок". Турки и татары несли потери и запросили у султана помощи. "Получив подкрепление, Гуссейн-дели решил испытать последнее средство, чтоб завладеть Азовом, – засыпать всех защитников его землей. Начались спешные земляные работы, в которых главными руководителями были итальянские и немецкие инженеры; в несколько дней у самых городских стен явился вал вышиной в 7 саж. Установив на нем многочисленную тяжелую артиллерию, турки начали бить по городу из всего снаряду день и ночь. Стрельба эта продолжалась 16 суток. Казаки защищались с отчаянной храбростью; подвели под вал два подкопа и взорвали их, истребив тысячи неверных; проникли 28 подкопами под самые таборы неприятелей и произвели в них страшные опустошения. Немецкие инженеры со своей стороны вели под Азов 17 подкопов, но казаки проведали о том и своими встречными подкопами разрушили их. От беспрерывной стрельбы из осадных орудий город, три крепостных стены, башни и замок были снесены до основания. Разрушен был и храм св. Иоанна Предтечи. Казаки зарывались в землю, делали оттуда вылазки и вели подкопы, умудряясь наносить вред врагам... Осада затянулась. Шел уже сентябрь месяц. Казаки, окопавшись в четвертом земляном городке, держались твердо. Время от времени к ним прорывались из Черкасская р. Доном подкрепления; подвозили снаряды и провиант. Остальные отряды казаков расположились по низовым городкам и следили за движениями врагов, стараясь не пустить их вверх по Дону. От смрада гниющих трупов у турок появились заразные болезни. Стал ощущаться недостаток в снарядах и провианте. Посылаемые крымским ханом под украинные города за добычей отряды уничтожались казаками. В турецкой армии стали появляться недовольство и ропот. Гуссейн-дели не знал, что делать, и просил султана отложить покорение Азова до следующей весны, но получил ответ: "Паша! возьми Азов или отдай свою голову". Пришлось напрячь все усилия, чтобы сломить твердость казаков. Начались отчаянные приступы озверевших турок, продолжавшиеся беспрерывно последние две недели. Казаки не уступали, делали отчаянные вылазки, уничтожали врагов, захватывали у них порох и снаряды, подводили новые подкопы и взрывали турецкие укрепления. В инженерном искусстве они понимали лучше европейских специалистов. Около половины их уже пало смертью героев. Остальные были почти все переранены; от бессонных ночей они окончательно обессилили, губы их запеклись, лица и глаза от порохового огня и дыма опалились, гортань не давала звуков гoлоса, руки отказывались держать оружие. Но не таковы были донцы: они поклялись друг другу лучше умереть, но не сдаваться. Турки метали им на стрелах письма с обещанием выдать каждому из них по тысяче талеров, если они добровольно оставят Азов, который в сущности уже не существовал, но казаки на эти "бусурманския прелести не покусились" и ответили им новой, губительной для них вылазкой. В ночь под 26 сентября, ночь страшную и вместе трогательную, казаки очистили себя постом и молитвой, попрощались друг с другом, по-братски обнялись, перецеловались и решили на утро сделать последнюю отчаянную вылазку – победить, или умереть всем, до одного человека. В три часа ночи страшные, опаленные, с сверкающими сверхчеловеческим огнем глазами они двинулись на врагов, но к удивлению своему не нашли их на прежних местах. Рассвет показал лишь одни следы бегущего неприятеля. Донцы воспрянули духом, наскоро сформировали отряды из более свежих сил и пустились в погоню, били без пощады, загоняли в воду, топили суда. Турки не ожидали этой дерзости и, объятые ужасом, гибли тысячами. Поражение было полное. Донские богатыри сдержали свою клятву: или умереть, или победить. Они показали всему миру, какова нравственная сила и доблесть казачья. Доселе непобедимые и гордые османлисы, наводившие страх и ужас на весь Ближний Восток, и Европу, были посрамлены и уничтожены горстью доблестных донцов, ставших своею богатырскою грудью за свою, веками прославленную казачью честь, свободу дорогой родины и православную веру. Турки в паническом страхе бежали, оставив под Азовом от 50 до 70 тысяч трупов. Раненый крымский хан Бегадир-Гирей умер на дороге. Кафинский паша Юсуф был убит. Сам главнокомандующий, силистрийский паша Гуссейн-дели от стыда и сраму скончался в пути. Немногие из уцелевших военачальников были преданы "турецкому" военному суду". Вскоре казаки известили царя о своей победе и просили помощи, а также, чтобы царь принял от них Азов. "Мы наги, босы и голодны, - писали они, - запасов, пороху и свинцу нет, - от этого многие казаки хотят идти врознь, а многие переранены". Героическая оборона казаков, хоть и "вольных" и "лихих воровских людей", но всё же по крови русских и по вере православных, очень многих в Москве порадовала. "Царь послал им щедрое жалованье и в грамоте своей хвалил их: "Мы вас, - говорил он, - за эту вашу службу, раденье, промысл и крепкостоятельство милостиво похваляем". Теперь возник трудный вопрос, брать ли Азов от казаков, или нет. Дело было, с одной стороны, очень заманчиво, а с другой – весьма опасно: владея Азовом, можно было не только грозить татарам, удерживать их oт набегов на русские украины, а при случае даже и попытаться завладеть Крымом; но принять Азов от казаков значило навлечь на Россию войну с турками, - нужны большие ратные силы, большие средства, а где их взять? Решено было отдать Азовское дело на рассмотрение Земского собора. Царь указал: "Выбрать изо всяких чинов, из лучших, средних и меньших, добрых и умных людей, с кем об этом деле говорить". В 1642 собор собрался в Столовой избе. Думный дьяк Лихачев изложил дело об Азове, заявил, что в Москву уже едет султанский посол и ему придется давать ответ; наконец, поставил собору такие вопросы: "Государю царю за Азов с Турским и Крымским царем разрывать ли и Азов у казаков принимать ли? Если принять, то войны не миновать, и ратные люди надобны будут многие, на жалованье им и на всякие запасы деньги надобны многие и не на один год, и такие великие деньги и многие запасы, где брать?" Эти вопросы были записаны и розданы выборным людям, а они должны были "помыслить о том накрепко и государю мысль свою объявить на письме, чтоб ему государю про все то было известно"". В результате долгих споров и взаимных обвинений депутаты решили, что на верность пусть даже и героических, но всё же "вероломных казаков трудно было полагаться, а без них Москве трудно было бы оборонять от турок отдаленный Азов. Город оказался по досмотру так разбит и разорен, что нельзя было его скоро поправить. Наконец, к царю пришли из Молдавии вести, что султан поклялся в случае войны с Москвою истребить всех православных в своих владениях. Царь послал 30 апреля казакам приказ покинуть Азов. Они разрушили его до основания, не оставили камня на камне и вышли из него. Когда громадное турецкое войско пришло отнимать Азов у казаков, то увидело лишь груды развалин. Русским послам, отправленным в Константинополь, наказано было сказать султану: "Вам самим подлинно известно, что донские казаки издавна воры, беглые холопи, живут на Дону, убежав от смертной казни, царского повеленья ни в чем не слушаются, и Азов взяли без царского повеленья, помощи им царское величество не посылал, вперед за них стоять и помогать им государь не будет, – ссоры из-за них никакой не хочет"". В действительности ради все той же исторической справедливости и объективности надо признать, что все в этом Азовском сидении было не совсем, так как описано выше: Но сначала историческая справка: Азов, в древности Танаис, находится на левом берегу Дона, в 36 верстах от г.Ростова на Дону; основан греками. (А не русскими как пишется в некоторых русских учебниках для средних школ – Автор) Выгодное географическое положение Танаиса привлекло к нему обширную торговлю. За 115 л. до Р.X. он был завоеван Митридатом Понтийским; затем, по очереди, им владели: сарматы, гунны, хазары и печенеги. В X в. Танаис. попал под власть Владимира Св., который отдал его, вместе с Тмутараканью, в удел своему сыну Мстиславу, а около 1067 г. был покорен половцами и получил нынешнее название. В XIII в. Азов перешел к генуэзцам, был ими укреплен каменными стенами и башнями и сделался складочным пунктом для их индокитайской торговли. В 1395 г., овладевший Азовом Тамерлан срыл его до основания, но в 1400 г. город был возобновлен генуэзцами. В 1471 г. Азов был взят турками и с этого времени, вследствие запрещения европейским судам входить в Черное море, а главное, вследствие открытия морского пути в Индию, торговля Азов пришла в совершенный упадок и он обратился в незначительную турецкую крепость, ненавистную донским казакам, т. к. она препятствовала выходу их в Азовское море для торговли и поисков. Отсюда начинается упорная борьба между казаками и "азовскими людьми", продолжавшаяся до конца XVII в. Сначала дело ограничивалось незначительными взаимными нападениями на отдельных лиц и торговые караваны, но в 1637 г. донские казаки, усиленные 1 тыс. запорожцев, осадили крепость, овладели ею с помощью штурма и уничтожили весь гарнизон и жителей (кроме греков). А вот второе описание этого же исторического события: "Походным атаманом был избран Михаил Иванович Татаринов, и после молебна, 19 апреля, войско в составе 4000 человек, двинулось к Азову. Часть двигалась на лодках по Дону, другая, на конях, - вдоль берега. Для разведки и обеспечения со стороны степи, была выслана конница, занявшая течение реки Кагальника, образовав заслон в сторону Темрюка и Тамани. Другая часть разведывательной конницы перешла правый берег Дона и составила заслон против бывшего Ногая и Крыма. Кроме того, сильная партия казаков на стругах отправилась к устью Дона для оберегания со стороны моря. 21 апреля казаки обложили крепость со всех сторон. Турки, однако, не были захвачены врасплох и 4000 янычар в стройном "чине", с ружьями на приклад, стояли на стенах. Неожиданность казакам не удалась. В ту же ночь стали делать аппроши к стенам крепости и насыпать валы для собственной обороны. Казачья конница, выставленная в сторону Крыма, встретила татарский отряд, возвращавшийся после набега на русские окраины, разбила его наголову и освободила 300 русских пленных. Но в степи повсюду появлялась татарская конница, и в поле завязалась перестрелка. Пока казаки рыли аппроши, янычары со стен насмехались над ними и кричали им: "Сколько вам под Азовом ни стоять, а его вам как ушей своих не видать". Казаки попробовали пойти на штурм, но были отбиты. Первая неудача имела неприятные последствия среди казаков – и запорожцы стали выражать желание отказаться от осады, тем более что из Царьграда можно было ожидать подхода подкрепления. У пойманного грека казаки добились признания, что Кантакузен послал в Крым и повсюду сообщения, предупреждавшие о нападении казаков на Азов. После этого казаки решили, что Фомка "не посол, а лазутчик", вызвали его на круг, как предателя Иуду, а его толмача, как колдуна, убили до смерти, приписав первые неудачи волшебству толмача Ассана, успокоились только после того, как отпели молебен и окропили табор святою водою. К этому времени из Москвы с послом Чириковым прибыло жалованье казакам и припасы: зелье ружейное да пушечное и пушечные ядра. Подошло и подкрепление в 1500 казаков, собранное атаманом Каторжным по пути из Москвы. Видя, что крепости штурмом не взять, казаки решили овладеть ею минной войной. С казаками был немец Иоган Арданов, хорошо знавший подрывное дело. Он и начал вести работы по подкопу. Татары предпринимали все время меры для помощи осажденным. Около 4000 их конницы появилось на линии р. Кагальника. Казачья конница допустила их до самой реки и разгромила татар совершенно, после чего черкесы не делали больше попыток освобождения Азова извне. 17 июня работа по подкопу была окончена, вкатили в подкоп бочки с порохом и приготовили фитили. Перед приступом казаки разделились на две части: одна была собрана со стороны подкопа, другая – с противоположной, с лестницами и другими штурмовыми средствами. 18 июня в 4 часа произошел страшный взрыв, стену вырвало, а многих басурман с камнями пометало. В пролом бросились казаки во главе с атаманом Татариновым, с другой уже лезли казаки по сотням легких лестниц. Опомнившиеся янычары встретили казаков стрельбой, сталкивали со стен, сыпали в глаза песок, лили кипяток и расплавленное олово. Но много казаков уже было в городе. На улицах повсюду шли бои. Дым пополз по крепости, и в этом дыму, не видя друг друга, шла сеча великая. К вечеру турки, оставшиеся в живых, заперлись в замке, многие бросились спасаться в степь. Но за городом, у р. Кагальника, конное войско казаков бросилось на них и всех посекло. В замке в 5 башнях засевшие турки упорно сопротивлялись, но на вторые сутки и эти защитники сдались. Кроме женщин и детей, пленных не было: весь гарнизон был уничтожен. Русских пленников в Азове было освобождено до 2000 человек. Казаки потеряли убитыми 1100 человек и много было ранено. Добычу казаки делили на 4400 паев по числу участников. Если к этому числу прибавить число убитых, то число участников во взятии Азова было 5500 человек, из них 4500 донцов и 1000 запорожцев. Получив свою долю, запорожцы отправились к. себе." Автор текста А.А. Гордеев "Азовское сидение" опубликованной на сайте "Вольная станица". Дальнейший ход событий следующий: Объявив затем Азов вольным христианским городом, казаки поселили в нем свои семьи, пригласили в него купцов, а весной 1638 г. вышли на многих лодках в Черное море и произвели целый ряд разбоев и опустошений на берегах Анатолии. Такое поведение донцов, хотя и встревожило турецкое правительство, но занятые войной с Персией турки только в 1641 г. получили возможность направить против казаков значительные силы и начать энергичные действия. В июне этого года турко-татарское войско (до 100 тыс. при 700 оруд.) под начальством силистрийскаго сераскира Гуссейн Дели, при содействии сильного флота (45 галер и много мелких судов), бывшего под командой Пиали-паши, обложили Азов с суши и моря и после отказа казаков очистить город (за вознаграждение в 42 тыс. червонцев) начали осаду. Гарнизон крепости (6 тыс., считая, в том числе 800 женщин), бывший под начальством Осипа Петрова, защищался с необыкновенным мужеством и энергией. И хотя в течение августа и сентября он был усилен подкреплениями и снабжен некоторым количеством боевых и продовольственных припасов, но, тем не менее, положение его к началу октября стало очень тяжелым: более 3 тыс. казаков сложили уже свои головы, в городе свирепствовала цынга, продовольствия не хватало, уцелевшие защитники крепости, утомленные бессменной сторожевой службой, едва были в состоянии владеть оружием. При таких обстоятельствах казаки решили произвести на рассвете 4 октября вылазку всеми силами, с тем, чтобы или пробиться через ряды осаждавших или погибнуть в честном бою. Но прибегнуть к этой крайней мере не пришлось, п. ч. в турецкой армии также ощущался недостаток боевых и продовольственных припасов, и она несла большие потери убитыми и умершими от болезней. Вдобавок к этому, между сераскиром и крымским ханом начались несогласия, кончившиеся тем, что татары 26 сентября отделились от турок и ушли от Азова. После этого сераскир продолжал еще в течение нескольких дней блокировать крепость, но затем снял блокаду и также отступил от Азова. Таким образом, казакам, выдержавшим со славою 3 1/2-месячное азовское сиденье, удалось на этот раз удержать крепость в своих руках. Предвидя, однако, продолжение борьбы с Турцией и не чувствуя себя достаточно сильными для этой борьбы, они послали челобитную к царю Михаилу Феодоровичу, прося принять от них Азов и помочь им присылкой войска и запасов. 3 января 1642 г. для решения Азовского вопроса в Москве был созван Земский собор, на котором выяснилось, что принятие Азов должно повлечь за собою войну с Турцией, которая для России, еще не оправившейся после Смутного времени, являлась совершенно несвоевременной. Вследствие этого Михаил Феодорович послал казакам грамоту, в которой благодарил их за предложение, но отказывался от него и советовал донцам оставить Азов. Послушавшись государя, казаки в мае 1643 г. покинули Азов, предварительно увезя из него запасы и артиллерию и разрушив укрепления. Вновь Азов возник в русской политике в через 44 года, когда 1695.07. когда начался первый Азовский поход – поход русской армии при участии царя Петра I (31 тыс. чел.) против турецкой крепости Азов в июле – октябре 1695 г Учтя опыт неудачных походов князя В.В. Голицына (см. Крымские походы 1687, 1689), Петр решил нанести главный удар по Азову, который закрывал России выход в море. С взятием этой стратегической турецкой крепости нарушалась сухопутная связь между владениями Крымского ханства в Северном Причерноморье и на Северном Кавказе. Владея Азовом, царь укреплял контроль не только над Крымским ханством, но и над донским казачеством. Важную роль в выборе объекта похода играло и относительное удобство сообщения. Но рассказ об этом впереди...

Категория: Мои статьи | Добавил: hohol (29.06.2010)
Просмотров: 1181 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Приветствую Вас Гость