Каталог статей

Главная » Статьи

Всего материалов в каталоге: 168
Показано материалов: 31-40
Страницы: « 1 2 3 4 5 6 ... 16 17 »

Уже к концу XVI века запорожское казачество перестало быть диковинным, экзотическим явлением для Европы. Украина, входившая в состав Речи Посполитой, начинает играть все более важную роль в межгосударственных отношениях стран Старого Света. И, несмотря на то, что запорожские казаки были подданными польского короля, они очень часто вели самостоятельную политику в военной сфере без оглядки на Варшаву. Так, после ряда их удачных походов в 80-х годах XVI века (в первую очередь после взятия и разрушения турецкой крепости Бендеры в 1583 году), ватиканская дипломатия решила привлечь запорожцев к участию в «Священной Лиге» — союзе христианских государств, обеспокоенных усиливающейся экспансией турок-османов в Европе. Польша, в лице ее короля, трансильванского князя Стефана Батория, в отношении Порты занимала примиренческую позицию. Напуганный приготовлениями турок к войне после победы казаков в Бендерах, он приказал казнить 31 запорожского казака, участвовавшего в этом походе, в присутствии турецких дипломатов. Война с Московией в Ливонии интересовала Стефана Батория куда больше, потому он и старался не портить отношения с султаном. Несмотря на блестящую победу союзного христианского флота над турецким у мыса Лепанто в 1571 году, уже через четыре года Венецианская республика теряет остров Кипр. Османская империя в 1585 году заключает с Венецией, имевшей мощный флот, мирный договор, после чего все старания папского престола укрепить позиции «Священной Лиги» (в том числе и привлечением к нему запорожцев), оказались бесполезными. Турецкая дипломатия одержала верх. Но уже в 90-х годах XVI века западные политики вновь начинают искать контактов с запорожцами. Так, в 1593—1594 годах папский посланник Александр Комулович и посол императора Рудольфа II Эрих Лясота сумели за определенную плату нанять и направить в Молдову, бывшую вассалом Порты, отряд из 12 тысяч добровольцев. Вернувшисть в Регенсбург, Э.Лясота, оставивший весьма интересные записки о своей поездке в Запорожскую Сечь, записал: «Я и казаки (послы) были милостиво приняты на аудиенции цесарем (императором) в присутствии тайных советников, причем казаки подарили цесарю два турецких флага». Поход возглавил будущий руководитель восстания против поляков Северин Наливайко. Молдавский господарь потерпел поражение и на некоторое время признал себя вассалом австрийских Габсбургов. Казаки фактически впервые выступают в роли кондотьеров (наемников); вряд ли таковыми их можно было назвать, когда они воевали под знаменами своего сюзерена — короля Речи Посполитой. Отдельная тема — участие запорожских козаков в походах Лжедмитрия I и Лжедмитрия II в 1607—1612 годах в Московию. Но опять же, главным вдохновителем самозванцев был именно польский король. В 1604 году гетман Семен Скалозуб с отрядом в 4 тысячи человек выступил в поход на черноморское побережье Турции; во многом именно это событие сорвало намечавшееся вторжение османов в Австрию. Активность запорожцев на северных рубежах Порты не ослабевала и в 10—30-х годах ХVII века. Походы гетмана Петра Конашевича-Сагайдачного, решающая роль казаков в победе над турками и татарами в 1620—1621 гг. под Хотином общеизвестна, и не оспаривается даже польскими историками. Вскоре в Европе разгорелась первая общеевропейская война — Тридцатилетняя (1618—1648). В ней участвовали австрийские и испанские Габсбурги, Бавария, ряд немецких католических княжеств (при поддержке папского престола) с одной стороны, и — блок немецких протестантских княжеств и Чехия, которым помогали на определенных этапах Дания, Швеция, Франция, Трансильвания, Англия и Голландия — с другой стороны. В зависимости от того, кто привлекал на службу казаков, на стороне тех сил и принимали они участие в этой войне. В октябре 1619 года, в самый разгар осады Вены восставшими чехами и трансильванцами Бетлена Габора, в Закарпатье вторгается 10-тысячный корпус наемников-запорожцев, ставших под знамена императора Фердинанда II Габсбурга. 22 ноября 1619 года они разгромили трансильванцев, осадили города Кошице и Пряшев в Словакии и фактически сорвали планы войск Антигабсбургского блока, вынудив их снять осаду Вены. Но казаки, из-за отказа австрийцев выплатить все причитающиеся им деньги, в середине декабря 1619 года возвратились на Сечь. В 1631 году две тысячи казаков на стороне армии генералиссимуса «Священной Римской империи» Альбрехта фон Валленштейна участвовали в боевых действиях в Силезии против Саксонии — союзника триумфатора этой войны, шведского короля Густава II Адольфа. Из запорожцев формировали эскадроны легкой конницы в подразделениях имперских генералов Верта и Галласа, причем сам Валленштейн отдавал им предпочтение, ценя казаков выше польских гусаров и не ниже признанных мастеров глубоких рейдов в тыл врага — хорватов. В книге Владимира Сичинского «Чужинці про Україну» приведены интересные данные об участии казаков в боевых действиях имперцев в Люксембурге. Так, в № 81 (1631 г.) еженедельника «Gazette de France» находим также весьма интересные сведения о четырехтысячном отряде конных украинских казаков под руководством полковника Тарасского, который под знаменами императора воевал в Люксембурге, Фландрии и Пикардии против французских войск генерала де Суассона. После первой неудачи «казаки напали на французов со страшным криком; наши люди (французы), не привыкли к такому крику, так испугались, что бросились бежать и отступили к болоту на другом берегу речки...» Австрийское командование создавало из запорожцев легкие кавалерийские полки и эскадроны, которые совершали проникающие рейды в северную и северо-восточную Францию. Так, в феврале 1636 года двухтысячный кавалерийский полк запорожцев через реку Маас возле Вердена ворвался в провинцию Шампань, разгромил расквартировавшиеся там части французов и с богатой добычей вернулся к месту расквартирования австрийских войск — в Люксембург. Условия службы казаков всегда оговаривались договорами (контрактами). Простой запорожец получал ежемесячно до 6 талеров, а полковник Павел Носковский, являвшийся командиром полка — 200 талеров, что по тем временам было просто астрономической суммой. Но условия контракта полностью не выполнялись австрийским правительством, потому осенью 1636 года казаки Носковского покидают театр боевых действий и по пути на родину, в Силезии, поднимают бунт, требуя немедленного расчета у имперских властей. Неблагодарные австрийцы высылают целый карательный корпус, который сильно потрепал полк запорожцев и заставил их перейти австрийско-польскую границу. Очень интересен, но не до конца разъяснен вопрос об участии казаков в составе французских войск в осаде морской крепости Дюнкерк на севере Франции. Точно известно, что Богдан Хмельницкий, занимавший тогда вторую по значимости должность в сечевой табели о рангах — должность военного писаря, в 1644 году встретился в Варшаве с послом Франции графом де Брежи. Именно последний посоветовал кардиналу Джулио Мазарини, определявшему всю внешнюю политику Франции, взять казаков на службу. Наконец в октябре 1645 года после долгих переговоров полк запорожских казаков (до 2400 человек) морским путем через польский порт Гданск отправился в Кале. И вот здесь начинается самое интересное — историки (украинские, французские, польские) давно ведут спор о том, кто же возглавлял таки этот отряд украинских наемников. Польский исследователь Збигнев Вуйцик говорит о том (после многолетних поисков в польских и французских архивах), что Богдан Хмельницкий, однозначно, все же не был во Франции. Также трудно согласиться и с мнением большинства украинских исследователей, которые говорят о том, что командовали запорожцами у Дюнкерка полковники Иван Сирко и Солтенко. Интересно, что о них в период с 1648 по 1655 годы, в годы Освободительной войны украинского народа против Польши, практически ничего не было известно, — и это при очень скрупулезной работе писарской службы Войска Запорожского. Но все же, можно однозначно сказать, что казаки участвовали в октябре 1645 года в боевых действиях во Фландрии и взятии приступом крепости Дюнкерк (капитуляция испанского гарнизона была принята 11 октября 1646 года). Но вновь, как и в Империи, местные власти обманули наемников (совсем в духе того времени) и часть из них вернулась в Украину, а часть перешла на сторону испанцев. С окончанием в 1648 году Тридцатилетней войны и подписанием мирного договора в Мюнстере и Оснабрюкке, боевые действия между Францией и Испанией не закончились. Есть свидетельства того, что отдельные подразделения запорожских казаков воевали с французами на стороне испанцев в 1655 году во Фландрии. Школа Тридцатилетней войны, которую прошли очень многие казаки, впоследствии участвовавшие в Освободительной войне с 1648 года, имела положительное влияние на боеготовность запорожцев. Силу их очень скоро у Желтых Вод, под Корсунем, Пилявцами и Зборовом ощутили регулярные войска Речи Посполитой.

Мои статьи | Просмотров: 1241 | Добавил: hohol | Дата: 24.01.2012 | Комментарии (0)

НАСТАВЛЕНІЕ Для ДЋЙСТВІЯ КАЗАЧЬИХЪ ЧАСТЕЙ ЛАВАМИ. ГЛАВА I. Общія указанія. § 1. Непрестанная боевая жизнь казаковъ былыхъ временъ воспитывала смћлыхъ наћздниковъ, развивала въ нихъ военную смћтку и предпріимчивость. Они были ловки въ одиночномъ бою, для котораго удобенъ былъ разомкнутый строй, поддержанный сомкнутыми частями. Въ этомъ строћ, именуемомъ лавами, казаки, сражавшіеся ими по способу татарской конницы умћли ослабить непріятеля одиночными дћйствіями и потомъ уже бросались на него сосредоточеннымъ дружнымъ ударомъ. § 2. И нынћ, какъ и встарь, дћйствія лавами могутъ быть полезны при должномъ военномъ воспитаніи казаковъ. Для этого и опредћлено имъ Наставленіе для дћйствія лавами; дћйствію же въ {2} сомкнутомъ строћ они должны обучаться по Уставу кавалерійской службы. § 3. Сущность дћйствія лавами по прежнему Наставленію, изложенная въ полковой инструкціи для Донскаго войска*), соотвћтствуетъ общимъ условіямъ дћйствій всякаго боевого порядка. Въ самыхъ же построеніяхъ лавами, по выраженію этой „Инструкціи” и въ способћ ихъ дћйствій удерживается „образъ служенія, издревле введенный, по легкости и простотћ оборотовъ толико свойственныхъ казакамъ и въ пользћ своей опытами утвержденный”. § 4. При поворотливости и легкости построенія боевого порядка лавами, составленными изъ людей смышленныхъ, одаренныхъ природною военной способностью, быстро понимающихъ волю начальника и искусныхъ въ одиночномъ наћздничествћ, лавы могутъ быть примћняемы въ разнообразныхъ случаяхъ боевой обстановки и по преимуществу: 1) для производства усиленной развћдки; 2) для воспрепятствованія развћдкамъ непріятеля; 3) какъ завћса для прикрытія маневрированія; 4) для отвлеченія противника отъ направленія, избраннаго для атаки и, вообще, для вызова его на ошибочныя дћйствія, заманиванія подъ внезапные удары скрытыхъ своихъ силъ, и 5) для преслћдованія отступающаго противника. {3} § 5. Для достиженія сказаннаго казачьи лавы должны дћйствовать не только смћло, но и дерзко и, вмћстћ съ тћмъ, должны быть неутомимы и настойчивы въ своихъ нападеніяхъ. Направляясь на фланги и тылъ непріятеля, хотя бы для этого пришлось отдћлиться отъ своихъ главныхъ силъ на значительное разстояніе, лавы охватываютъ фланги противника, выманиваютъ его на себя, сами же, если онћ слабће, уклоняются отъ боя. Нависнувъ надъ противникомъ, онћ стараются уничтожить мћры его обезпеченія на флангахъ и въ тылу. Всякая связь между частями противника должна быть порвана. Захватами постовъ летучей почты, вћстовыхъ и ординарцевъ съ приказаніями, а также своими скрытыми и, по возможности, внезапными дћйствіями, лавы должны внести въ колонны и на биваки противника тревогу и безпорядокъ. Назойливость дћйствующей лавы должна быть безпрерывна до уничтоженія ею противника или до смћны ея другой лавой. Дћйствія лавами только тогда будутъ успћшны, когда они будутъ непонятны противнику и неожиданны для него. § 6. Боевую единицу для построенія лавами составляетъ полкъ. Только онъ, пользуясь полнымъ числомъ своихъ сотенъ, можетъ дать лавами необходимую глубину построенія и достаточную ширину для охватовъ противника. {4} Полкъ, построенный въ боевой порядокъ лавами, состоитъ: а) изъ передовыхъ сотенъ, построенныхъ лавами, и б) резерва. Измћняя число сотенъ, разсыпанныхъ въ передовую часть, и разстоянія ихъ отъ резерва, лавы должны, примћняясь къ обстановкћ, то развертываться, заставляя тћмъ противника шире растягивать свой фронтъ, то уменьшая число сотенъ въ передовой части, манить его въ глубь своего боевого порядка, какъ въ мерожу (вентеръ) подъ удары засадъ или резерва. § 7. Боевое дћйствіе лавами состоитъ, такимъ образомъ, въ умћньи сочетать одношереножный, разомкнутый строй съ сомкнутымъ. Посему, устремляясь на противника или уклоняясь отъ его удара, надлежитъ, смотря по обстоятельствамъ, дћйствовать то сомкнутыми частями, то въ разсыпную, но при непремћнномъ условіи тревожить непріятеля безъ перерыва и быть въ ежеминутной готовности вновь на него налетћть. Это можетъ быть достигнуто только тогда, когда всћ части лавы будутъ находиться во власти начальника.

Мои статьи | Просмотров: 3526 | Добавил: hohol | Дата: 20.01.2012 | Комментарии (0)

Одной из самых неординарных и талантливых личностей Русского Сопротивления был Игнат Фёдорович Некрасов, избранный атаман станицы Есауловский городок и правая рука Кондратия Булавина. Человек, сочетавший в себе черты военного лидера, блестящего организатора, разведчика и весьма неплохого дипломата. Игнат Некрасов командовал наиболее блестящими операциями повстанцев ходе войны 1707-1709 годов и ещё почти 30 лет был настоящей головной болью для российской империи

Мои статьи | Просмотров: 3315 | Добавил: hohol | Дата: 12.01.2012 | Комментарии (0)

Запорожцы "смалили люльки" задолго до появления при европейских королевских дворах обычая "вкушать никотиану". Восточные народы наслаждались воскурением всякого зелья еще в античности. Отец истории Геродот описывает скифский обычай дышать у костра дурманной травой. Быть может, в Украине обычай вдыхать дым сохранился еще с тех времен. А курение собственно люльки и тютюна пришло из Турции. Оттуда же родом и вся казацкая табачная терминология. Люлька - производная от турецкого lule, lula. "Курение" по-турецки - "тютюн ич-мек", что означает "пить дым". Из турецкого же заимствованы "чубук" и "капшук" (кисет). Не случайно именно врач Богун стал популяризатором табака в Украине. Казаки употребляли тютюн как лекарство. Считалось, что курение успокаивает нервную систему, снижает кровяное давление, а также улучшает сон и аппетит. Казацкий тютюн и состоял из лекарственных растений. Это была смесь полыни, тысячелистника, чабреца, валерианы, мяты и многих других компонентов, которые каждый добавлял по своему желанию. Очевидно, что запорожцы пробовали разные композиции. Вероятно, были и такие, кто отдавал предпочтение конопле или трофейному опиуму. Однако, следуя восточным традициям курения, основной упор они делали на разнообразные смеси. Так, в Османской империи чистые наркотики были уделом беднейших - тех, для кого забытье являлось чуть ли не единственным способом покинуть мрачную реальность повседневной жизни. В то же время в изысканных курительных составах для султана и его дивана наркотические компоненты практически отсутствовали. А запорожцы считали себя сословием, не уступающим родовитому Владыке Блистательной Порты, брату Солнца и Луны. Добыть немыслимо дорогой султанский тютюн наверняка мечтал любой казак. А в свободное время покуривал местную смесь украинских лекарственных травок, успокаивая нервную систему и настраиваясь на очередной поход на Царьград. Душа казака На Сечи люльку считали душой казака. Поэтому берегли ее и считали своеобразным талисманом. Бытовало поверье, что если она ломалась хозяин мог заболеть или даже умереть. Недаром гоголевский Тарас Бульба не хотел оставлять свою люльку на поле боя. Впрочем, и в плен он попал как раз из-за того, что потерял ее. "Запорізьке товариство" тянуло табак из миниатюрных трубок-носогреек. Маленькой люлькой было удобно пользоваться и в морском походе, и в седле. Автор трехтомной Истории запорожских казаков Дмытро Яворницкий пишет, что такая трубка удобно размещалась за отворотом шапки. Так что свою "душу" казак терял с головой и в прямом, и в переносном смысле. Была у запорожцев и "коллективная душа" - "обчеська люлька", или куренная. Обычай ее выкуривания очень напоминал аналогичный индейский ритуат с трубкой мира. На куренной раде в торжественной обстановке атаман выносил украшенную изысканными узорами, окованную серебром люльку и раскуривал. Казаки затягивались из нее по очереди, передавая из рук в руки. При этом каждый высказывал свою мысль по обсуждаемому делу. Таким способом решатись самые сложные проблемы.

Мои статьи | Просмотров: 1039 | Добавил: hohol | Дата: 28.12.2011 | Комментарии (0)

Тебя я воспою, герой, О, Котляревский, бич Кавказа! Куда ни мчался ты грозой - Твой путь, как черная зараза, Губил, ничтожил племена... Ты днесь покинул саблю мести, Тебя не радует война; Скучая миром, в язвах чести, Вкушаешь праздный ты покой И тишину домашних долов .

Мои статьи | Просмотров: 1793 | Добавил: hohol | Дата: 20.12.2011 | Комментарии (0)

Родился 19 мая 1782 года в Полтаве. Происходил из украинского потомственного казацкого рода Полтавского полка, ведущего начало от Пасько, старшины в армии гетмана Богдана Хмельницкого. Отец его, председатель Верховного Земского Суда Вознесенской губернии, коллегиальный советник Фёдор Григорьевич (умер 14 апреля 1832 года в Харькове), был помещиком Полтавской губернии и имел 500 душ крестьян. Кроме того, мать Ивана Фёдоровича, Анна Осиповна, ур. Карабанова, владела в Могилевской губернии родовым имением - селом Щеглицы. Обучив сына французскому и немецкому языкам, родители определил его вместе со своим другим сыном, Степаном, в Пажеский корпус, бывший в то время придворно-воспитательным, а не исключительно военным заведением; вследствие этого пажи бывали часто при пышном дворе императрицы Екатерины II, оставившем неизгладимые впечатления в душе молодого Паскевича, о которых он с восторгом вспоминал в семейном кругу, будучи уже фельдмаршалом. Научное образование пажей было неудовлетворительно, но дед молодого Паскевича, Григорий Иванович — живший тогда в Петербурге — следил за воспитанием внуков и старался восполнить пробелы их образования, поручив внуков своих Ивану Ивановичу Мартынову (впоследствии известному учёному, лингвисту и литератору), которому будущий граф и был обязан не только научным образованием, но и своей привычкой к труду.
Мои статьи | Просмотров: 1268 | Добавил: hohol | Дата: 20.12.2011 | Комментарии (0)

О казаках знает каждый, независимо от интереса к истории. Казаки появляются на страницах учебников всякий раз, когда речь идет о значительных событиях в истории российского государства. Но что известно о них? Откуда они повелись? Учебники, как правило, внушают нам мысль о беглых свободолюбивых крестьянах, которых замучили помещики-крепостники и которые в XVI -XVII вв. побежали из России на юг, на Дон, там обстроились и постепенно превратились в служивый народ. Народ этот в XIX -XX вв., забыв о прошлых конфликтах с царями, стал их надежной опорой. Есть и варианты в подобной "истории казаков". Суть этих вариантов в том, что вместо беглых свободолюбивых крестьян появляются вольные душегубы-разбойники, которые со временем обзаведутся женами, хозяйством, угомонятся и вместо грабежей займутся охраной государственных рубежей. Вместе с тем существует несколько иной взгляд на происхождение казачества выраженный в частности известными историками Татишевым, Полевым и другими. Казаки лишены своей истории. Почему? "Выступления казаков (в частности, известные антиромановские выступления Степана Разина и Емельяна Пугачева) показывают их определенные притязания. Но если существовали "притязания”, значит, существовали и обоснования этих притязаний - "права”. Однако сведения XVI-XVII веков о казаках не все открыты и, вероятно, частично уничтожены”[2]. "Вопрос о возникновении казачества далеко не выяснен в исторической литературе. Грабянка, а за ним Ригельман производили казаков от хозар; Ян Потоцкий видел в казаках потомков тех косогов, которых великий князь Мстислав Владимирович поселил в XI веке в Черниговщине. По мнению Татищева в Египте был город Черказ (от него и казаки впоследствии у русских назывались черкасами), жители которого переселились на Кавказ и стали называться косогами” Татищев действительно пишет о наличии упоминаний у Геродота о черкасах и что "род князей их, пришедших из Египта, где был град Чиркас, или Циркас...”. Пришедший род, поселился на Кубани и был когда-то христианской веры. И далее: "...черкесы язык славянский имеют, весьма неправо, но паче татарский с египетским смешан, так что и татара без довольного искуства разуметь не могут, но, мню, он черкас Малой Руси разумеет. Оные прежде из кабардинских черкес в 14-м месте в княжестве Курском, под властию татар собравши множества сброда, слободы населили и воровством промышляли, и для многих на них жалоб татарским губернатором на Днепр переведены, и град Черкасы построили. Потом, усмотря польское беспутное правление, всю Малую Русь в казаки превратили, гетмана или отомана избрав, все черкесы именовались. При царе Иоане II-м, на Дон с князем Вешневецким перешед, град Черкаской построили ... [3]” В этом заявлении масса загадок. Однако начало казаков отмечено XIV веком. Другими словами казаков вполне можно поискать в числе сражающихся на Куликовом поле. На чьей стороне? Похоже, с равным успехом их можно найти по обе стороны, поскольку Куликовская битва - это сражение между двумя поднимающимися этносами - великорусским, основывающимся на православии, и литовским, впитавшим в себя многие католические истины. Казаки в XIV веке представляли собой веротерпимое образование, в их рядах были и христиане разного толка, и мусульмане, и язычники. Раскол в вере прошелся пока по христианским рядам.
Мои статьи | Просмотров: 4225 | Добавил: hohol | Дата: 17.12.2011 | Комментарии (0)

Не ты ль летишь на ухарском коне, В косматой бурке, в боевом огне… Вильгельм Кюхельбекер Бурка – это одно из самых удачных заимствований казаков у народов Кавказа. Как и для горцев, бурка стала своего рода символом мужественности и боевой доблести, не случайно у горцев существовало даже такое проклятье: «Да не останется в вашем роду мужчины, достойного носить бурку». Бурка представляет собой верхнюю одежду в виде плаща, валенную из грубой овечьей шерсти, часто с вплетением конского волоса. Историческим прототипом бурки можно считать грубые войлочные накидки (часто с капюшонами), известные еще со времен скифов и сарматов. Впоследствии накидка утолщалась, расширялась, удлинялась и в конце концов трансформировалась до того вида, который ныне широко известен по художественной литературе и кинематографу. К началу двадцатого века традиционные казачьи бурки имели два основных вида. Первый вид– колоколообразная с покатыми и узкими плечами, в среднем длиной чуть ниже колене.Второй вид – расширяющаяся к низу бурка, с прямыми и широкими плечами, длиной до пят. Бурки на Кавказе, в том числе и для казачьих частей, изготавливались бурого и черного цветов, однако существовали и белые бурки, производимые в Аварии. Но белые бурки не получили широкого распространения среди казаков, в виду своего демаскирующего вида. В бою она была не только не практичной, но и попросту опасной. Поэтому бурка белого цвета для казаков оставалась элементом исключительно парадным. Надевалась по особым торжественным случаям, служила признаком достатка, стоила дороже обычных. Прообраз бронежилета Кто хоть раз не ночевал в горах в дождливую ночь, укутавшись в бурку, тот не испытал настоящей сладости жизни. Аварская пословица Бесспорно, бурка - прекрасная защита от любой непогоды. Александр Сергеевич Пушкин в 1823 году писал в письме Вяземскому, что «бурка не промокает, и влажна только сверху, следовательно, можно спать под нею, когда нечем иным покрыться, а сушить нет надобности». Бурка в полный запах надежно обхватывает тело, не пропуская ветер. Плотная по своей структуре, она практически не намокает, держит и снег и дождь. Только на первый взгляд может показаться, что в жарком климате бурка –вещь совершенно не нужная, на самом деле она – образцовая защита от палящего солнца. В походе идеально подходила казакам, и как подстилка и как одеяло. Развернутая бурка на кольях являлась своеобразной палаткой-шалашом, укрывающим казака от жары или холода. Но самое главное достоинство бурки – это защита от холодного оружия. Ее без всякого преувеличения можно назвать прообразом не только современного маскхалата, но и бронежилета. Плотная бурка, особенно с вплетением конского волоса, способна сдерживать, гасить рубящие ((но не колющие!) сабельные и шашечные удары. В плечевые швы бурки нередко вставляли деревянные или металлические вставки для усиления защиты. Долгое время горские племена использовали кремневые ружья, и случалось, что пуля не пробивала бурку, тем самым не раз спасая казакам жизнь. Бурки казаками изготавливались самостоятельно, либо приобретались у горцев. Но так или иначе это было исключительно «домашнее» производство. И лишь в 1888 году в Тифлисе начала работу войлочная фабрика, на которой наладили промышленное производство бурок. На фоне всех положительных качеств, у бурки все-таки имелись и недостатки, которые не замедлили сказаться в условиях войн ХХ века. В русско-японской войне ярко проявились следующие особенности: находясь в скатке поверх «сидора» («дедушки» привычного нам солдатского вещмешка), бурка стесняла действие казака в цепи, при маневрировании в пешем порядке. Часто выступающая бурка демаскировала бойцов. Бурка, намокнув, долго сохла, при этом сильно парила, чем так же демаскировала расположение казаков. Мокрая же бурка, будучи прихваченной морозом, превращалась в подобие негнущегося доспеха, и дальнейшее ее использование было затруднительным Вывод специальной военной комиссии, созданной уже после войны, звучал как приговор. Комиссия признала бурку непригодной и обременительной в снаряжении казаков. Предполагалось заменить ее на суконное пальто или кавалерийскую шинель. Но решения это вступило в силу только во время Первой Мировой войны. Тогда всем казачьим частям стали выдавать кавалерийские шинели. Несмотря на это, бурка еще долгое время продолжала оставаться в арсенале казаков. Ее часто использовали в караульной службе. В наши дни она осталась для казаков элементом парадного, праздничного костюма.

Мои статьи | Просмотров: 2902 | Добавил: hohol | Дата: 12.12.2011 | Комментарии (0)

Рыцарство как военная сила являлось в Европе явлением мертворожденным. Однако, рыцарские институты и культура, сохраняя свой престиж с XI по XVIII ст., а возможно, и позднее, проявили себя как один из мощнейших двигателей процесса самосознания средневекового человека. Реальный упадок рыцарства не только не обесценил рыцарские идеалы, наоборот – они породили массу вульгаризаций первоначальной рыцарской идеи, выдвинутых состояниями с сильными социальными амбициями. Одним из примеров этого явления является украинское казачество, чьи претензии на статус исключительности выросли именно под оболочкой рыцарских амбиций. Вместе с ними появилась соответствующая идеология, основанная метафорой «antemurale» – казацкого «пограничья» на границе христианского мира с мусульманским, а в течение ХVІІ-ХVIII ст. развилась идея казачества как защитника «истинной русской веры» – православия, казацкий этногенетический миф о «казарском» происхождение казачества и т.д. В отличие от социальных соревнований и политической тактики, рыцарские идеалы казачества до сих пор не стали предметом научного исследования. Определенные шаги в этом направлении сделаны историками, которые уже давно обратили внимание на рыцарские сюжеты в староукраинской поэзии, но до реконструкции рыцарского этноса дело не дошло. Поэтому корпоративная идеология и ментальность факторов, которые коренным образом повлияли на украинскую историю, остаются непознанными. Вместо научного изучения базовых элементов данной идеологии, их происхождения и эволюции, а также специфики в сравнении с рыцарской идеологией других ареалов Запада и Востока, эта сфера прошлого находится в плену старых и новых, как правило, романтически окрашенных мифов. Иногда, правда, упоминаются такие реалии казацкой жизни, которые противоречат идеализированным представлениям (например, сугубо завоевательные, читай – разбойные экспедиции, союзы с османцами и крымскими татарами, бытование среди казаков определенных форм невольничества), однако эти негативные проявления обычно относят к «нетипичным». Итак, постулаты типа «Казачество – это аналог западноевропейского рыцарского ордена, защита от турецко-татарского геноцида» остаются в основном непоколебимыми. Анализ комплекса идей, связанных с казацким миром, начать следует с «antemurale» – казацкого «пограничья» от османцев и татар, которое до сих пор остается краеугольным камнем романтизированного видения прошлого. С точки зрения исторических реалий это является чистым парадоксом хотя бы потому, что османцы, несмотря на казацкое «пограничье», приблизительно с середины XVI ст. превратили Украину в главный источник невольников для своей империи. Характерно также, что идея «antemurale» приходит в упадок в начале XVIII ст., то есть тогда, когда прекращается вывоз невольников из Украины, когда запорожское казачество находит себе приют в Крымском ханстве (1709-1734), а Филипп Орлик в своей «Конституции» провозглашает ханство гарантом украинского государства. Здесь же можем найти пассаж о «symphatico amoris nexu» [притягательный узел приязни], что якобы испокон века связывал украинцев с крымчаками. Многочисленные казацко-крымские союзы, начиная с 1620-х годов напоминают, что Орлик имел весомые аргументы для такого заявления. Итак, образ казачества как европейского рыцарского ордена, который противостоит восточному варварству, наталкивается на барьер фактов, которые свидетельствуют о связи казаков с Востоком. Встает вопрос, как идеология обеспечивала возможность таких политических поворотов, то есть насколько сильным было влияние восточных и западных идеологических течений и моделей. Чтобы решить эту проблему, необходимо проследить, как справедливо подчеркнул Ярослав Дашкевич, восточные и западные элементы казацкой идеологии. Оружие в системе элементов корпоративной символики казачества Важным индикатором корпоративной идеологии является символика. Как сословие, которое ориентировалось на получение рыцарского статуса, казаки должны были выработать систему соответствующих внешних признаков. Составными корпоративной, а именно рыцарской символики в Западной Европе, которая должна была бы служить, как иногда твердят, образцом для казаков, были гербы и родословные, оружие, одежда, прически, жилье, церемониал, кони и их упряжь, пища – словом все, с чем связывалось с жизнью рыцаря и что отличало его среди массы. Отдельное место принадлежит также уставам, символике и идеологии меньших корпораций внутри сословия – рыцарских орденов. Уже с первой точки зрения видно, что далеко не все перечисленные элементы существовали в казачестве, а те, что существовали, часто очень сильно отличались от западных аналогов.
Мои статьи | Просмотров: 2111 | Добавил: hohol | Дата: 01.12.2011 | Комментарии (0)

Назначение казака. Казак на то родился, чтобы царю пригодился. Как же казак, ежели пороху не нюхал. Казаки – глаза и уши армии. Хорош на гумне, хорош и на войне    Аз, добро творю 
человеце – праве шел 
Спас в ведении Добра                                  

Мои статьи | Просмотров: 862 | Добавил: hohol | Дата: 01.12.2011 | Комментарии (0)

1-10 11-20 21-30 31-40 41-50 51-60 ... 151-160 161-168
Приветствую Вас Гость