Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

В категории материалов: 168
Показано материалов: 1-10
Страницы: 1 2 3 ... 16 17 »

Сортировать по: Дате · Названию · Рейтингу · Комментариям · Просмотрам

6 августа, знаменательный день — во время первой Мировой войны весь мир был потрясен силой Духа Русских Солдат. К сожалению, об этом не пишут в учебниках истории и про Героизм Русских солдат в условиях оголтелой антирусской пропаганды мало кто вспомнит и почтит память воинов… Крылатая фраза «Русские не сдаются!» облетела весь мир еще в годы Первой мировой войны — в 1915 году во время обороны небольшой крепости Осовец, расположенной на территории нынешней Белоруссии. Маленькому русскому гарнизону требовалось продержаться лишь 48 часов. Он защищался более полугода – 190 дней! Немцы применили против защитников крепости все новейшие оружейные достижения, включая авиацию. На каждого защитника пришлось несколько тысяч бомб и снарядов, сброшенных с аэропланов и выпущенных из десятков орудий 17-ти батарей, включавших две знаменитых «Больших Берты» (которые русские ухитрились при этом подбить). Немцы бомбили крепость день и ночь. Месяц за месяцем. Русские защищались среди урагана огня и железа до последнего. Их было крайне мало, но на предложения о сдаче всегда следовал один и тот же ответ. Тогда немцы развернули против крепости 30 газовых батарей. На русские позиции из тысяч баллонов ударила 12-метровая волна химической атаки. Противогазов не было. Все живое на территории крепости было отравлено. Почернела и пожухла даже трава. Толстый ядовито-зеленый слой окиси хлора покрыл металлические части орудий и снарядов. Одновременно германцы начали массированный артобстрел. Вслед за ним на штурм русских позиций двинулись свыше 7000 пехотинцев. Казалось, крепость обречена и уже взята. Густые, многочисленные немецкие цепи подходили все ближе и ближе… И в этот момент из ядовито-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратака! Русских было чуть больше шестидесяти. Остатки 13-й роты 226-го Землянского полка. На каждого контратакующего приходилось больше ста врагов! Русские шли в полный рост… В штыковую. Сотрясаясь от кашля, выплевывая, сквозь тряпки обматывавшие лица, куски легких на окровавленные гимнастерки… Эти воины повергли противника в такой ужас, что немцы, не приняв боя, ринулись назад в панике топча друг друга, путаясь и повисая на собственных заграждениях из колючей проволоки. И тут по ним из клубов отравленного тумана ударила, казалось бы, уже мертвая русская артиллерия. Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов». В ходе ее несколько десятков полуживых русских воинов обратили в бегство 14 батальонов противника! Русские защитники Осовца так и не сдали крепость. Она была оставлена позже. И по приказу командования, когда оборона потеряла смысл. Врагу не оставили ни патрона, ни гвоздя. Все уцелевшее в крепости от немецкого огня и бомбежек было взорвано русскими саперами. Немцы решились занять руины только через несколько дней.

Мои статьи | Просмотров: 590 | Добавил: hohol | Дата: 19.05.2014 | Комментарии (0)

7-е декабря - ещё одна забытая дата. Дело Рытова состоялось 5-7 декабря в 1837 г. По сути это почти близнец Иканского боя. Зима, степь, казаки, только сибирские, численное превосходство врагов и даже участие родственников из Иканской истории. Читая воспоминания султана Садыка об Иканском бое, записанные его братом, обратил внимание на такую фразу: "Тогда султан Садык сказал Алимкулу: "Этих русских таким порядком разбить нельзя, сколько бы вы не нападали на них. Мой отец, Кенисара-хан, при нападении на таких, остановившихся и засевших, русских обыкновенно атаковал их, защищаясь от пуль толстым, непроницаемым валом травы". Тогда сразу подумалось - это где это папашка Садыка Кенисары Касымов так дрался с русскими? Оказалось, что дело Рытова тот самый случай и есть. Жаль Садык не рассказал Алимкулу подробности дела. А они таковы, далее выдержка из статьи Павла Брычкова, а картина была написана по просьбе сибирских казаков Николаем Каразиным (жаль уральцы подобного не сделали): В ноябре 1837 г. из Петропавловска в Ташкент отправился караван из 1500 верблюдов (каков масштаб торговых операций!) в сопровождении конвоя из 55 казаков во главе с хорунжим Алексеем Рытовым. Чем кончилось дело, узнаем из документа (ГАОО, ф. 366, оп. 1., д. 171, лл. 1-3):
Мои статьи | Просмотров: 903 | Добавил: hohol | Дата: 14.12.2013 | Комментарии (0)

Эта самое крупное поражение за всю историю султанской Турции было переломным моментом в многовековой борьбе Европы против Османской империи. Битва под Хотиным в анналах средневековой истории считается одной из самых крупных, а на территории Украины крупнейшей. Летом 1621 года польская армия во главе с королем Сигизмундом III и казацкое войско Сагайдачного выступили под Хотин, куда приближалось войско турецкого султана Османа II с опытными полководцами Кара Мустафой и Кантемир-мурзой. В 300 тысячной турецкой армии было 75 тысяч янычар, 100 тысяч татар, 30 тысяч арабов, а остальные силы состояли из мобилизованных молдаван и румын. Турки доставили под Хотин и 260 пушек разного калибра. Войско короля было более чем в три раза меньше: 87 тысяч, в том числе - 40 тысяч казаков, среди которых 8 тысяч реестровиков и 700 волонтеров-казаков с Дона. Запорожские полки выступили в следующем составе: Полк Сагайдачного - 3000, Ивана Зискаря - 2320, Богдана Куреши - 1600, Тимоша Федоровича - 1400, Мойсиха Писарка - 2500, Федора Белобородька - 3200, Данила Дерекала - 3000, Адама Пидгурского - 3700, Яцька Гордиенко - 2700, Цецюры Севрука - 3200, Ивана Гордия - 2000. Путь казаков с Могилева (Подольского) на соединение с польским войском был трудным. Во многих местах Винничины до сих пор вспоминают легенды и были о тех тревожных временах. Однажды сорок запорожцев, отбившись от своего войска, и сразившись с авангардом турок, спрятались в пещерах, каких немало в Приднестровье. Сам Осман принял участие в их уничтожении. Сначала они были обстреляны из пушек, но выдержали бомбардировку. Затем казаки попытались прорваться, но почти все погибли. Над оставшимися в живых стали издеваться. Осман собственноручно посылал в них стрелы, а затем приказал привязать запорожцев к деревьям. Все они погибли мученической смертью. Турки и татары стремились не пустить запорожцев к Хотину; стычки и бои продолжались все лето в различных уголках Приднестровья. 26 августа Джанибек-Гирей атаковал казацкое войско под Могилевым. После жестокого боя татары отошли к Пруту. Казаки потеряли 800 человек, но путь на Хотин теперь был открыт. Сам гетман Сагайдачный, после визита к королю, в ночь с 28 на 29 августа, был ранен, нарвавшись на турецкую засаду. Ранение было в руку, он потерял много крови и вынужден был некоторое время скрываться в лесу. Казаки тем временем, думая, что гетман погиб, и, не желая оставаться без полководца, выбрали гетманом Бородавку. Раненый Сагайдачный, пройдя пешком, всего за насколько дней, около 100 километров, попадает в казачий лагерь и вскоре все становится на свои места: Бородавку отдают под суд за мелкую провинность и казнят в польском лагере. Сагайдачный вновь становится гетманом и командует войском. Подойдя к Хотину, казаки расположились в долине Днестра, на левом фланге всего войска Речи Посполитой. Свой укрепленный лагерь они расположили в традиционной манере: вокруг поставили возы, выкопали рвы и насыпали валы. Позиция казаков была не очень выгодной, т.к. турки угрожали им не только с фронта, но и с левого фланга, ведь левый берег Днестра был в руках у ордынцев. Поляки находились немного сзади и ближе к крепости; их лагерь занимал самые выгодные позиции. Фронт поляков был повернут на юго-запад, откуда шла дорога с Черновцов. Один фланг поляков упирался в стены крепости, а другой в скалистые берега Днестра. Весь польский лагерь был окружен глубоким рвом и высоким валом. Правым флангом (южным) командовал гетман Любомирский, а левым литовский гетман Ходкевич; в центре находилась немецкая, венгерская пехота и войска королевича Владислава. На валах расположили 28 польские и 23 казацкие пушки с интервалом в 150-180 метров. Этой артиллерии противостояли 62 турецких орудия, остальными турки укрепили свой тыл. Битва началась 2 сентября, когда 20 тысяч отборной конницы турок (спаги) и татарская конница атаковали с ходу казацкие позиции. Несколько раз бросался неприятель на валы казаков, но плотный огонь отбрасывал их назад. В первый день турки потеряли 800 человек убитыми и ранеными. Погиб паша Силистрии - Хусейн. Потери казаков составили 40 человек убитыми и пленными. 3 сентября, после двухчасовой артиллерийской перестрелки, передовые турецкие отряды, усиленные 8 тысячами янычар и 3 тысячами спадов, снова атаковали позиции перед крепостью. После трехразового штурма, казаки провели эффективную контратаку, удачно перегруппировав силы и сконцентрировав их на флангах. Умело велся и частый ружейный огонь; противник потерял десять тысяч отборных воинов. 4 сентября турки бросили в бой стотысячную армию, задействовали уже всю артиллерию, но безрезультатно, т.к. казаки просто покинули на время места, куда стреляли турецкие пушки. Отбив все атаки турок, казаки сами бросились на противника; им даже удалось ворваться на плечах турок в их лагерь. Вернувшись за свои валы, казаки снова закопались в землю в т. н. "печерах", применив, фактически, тактику, которая стала использоваться лишь спустя сотни лет. Потери казаков - 800 человек, турок - несколько тысяч. 5- 6 сентября обе армии отдыхали. 7 сентября турки предприняли очередной штурм, но атаковали они уже центр и левый фланг польского лагеря. Спасли положение польские гусары. Они, закованные в сталь, хлопая шумными крыльями, отбросили спагов в турецкий лагерь. Турки снова принялись за казаков. Украинцы и поляки потеряли в этот день 400 человек, турки 1500. Взбешенный "упрямством" Сагайдачного, турецкий султан дал зарок "не есть и не пить до тех пор, когда не доставят Сагайдачного в турецкий лагерь". Сагайдачный "принял" приглашение. 8 сентября, когда турки, отбив атаку польского войска, пошли на отчаянный штурм украинского лагеря, казаки проявили необыкновенную выдержку. Они дождались, когда янычары заскочат в ров, затем вскарабкались на вал и дали вниз прицельный залп из мушкетов. Турки в страхе отхлынули, оставив во рву несколько тысяч янычар. 9, 10, 11 сентября бои не затихали и продолжались с переменным успехом. В ночь на 12 сентября казаки ворвались в турецкий лагерь, устроили сильную панику, захватили обоз, но полного успеха не достигли; поддержки из польского лагеря не последовало. Однако теперь султан мог есть и пить, т.к. Сагайдачный "посетил", все-таки, его лагерь. 13 сентября Осман II бесновался, он стал казнить виновных, смещал военноначальников; татары грабили окрестные селения; обстрел не затихал ни на минуту. 14 сентября к туркам подошли резервы, и они провели новый штурм. Среди поляков началась паника, но гетман Ходкевич предпринял смелую контратаку; четырехтысячный отряд немецкой пехоты отбросил спагов назад. 15 сентября турки атаковали только польский лагерь, но были отбиты. 17, 18 и 19 сентября Сагайдачный предпринял удачные ночные вылазки, причинив туркам большой урон. В ночь на 22 сентября 800 запорожцев переправились через Днестр и атаковали турецкий лагерь. Ворвавшись на мост, они сбросили в воду 200 янычар. Следующей ночью в вылазке участвовало уже 2000 запорожцев и 200 пехотинцев из полка Любомирского. Удалось захватить много трофеев, но мост остался у турок. Битва затягивалась; стало ясно, что решающего перелома не произойдет, в обеих армиях начались болезни. Заболел лихорадкой королевич Владислав и коронный гетман Ходкевич. 24 сентября противники не атаковали друг друга, а лишь продолжали обстреливать лагеря из орудий. Через день Владислав выздоровел, а Ходкевич умер. 25 сентября турки пошли еще на один решительный штурм, они вывели все свои силы; в атаке участвовали даже янычары, составляющие личную гвардию султана. Янычарам удалось ворваться на вал, но возле Литовских ворот они попали под прямой огонь пушек из замаскированного блокгауза. Казаки контратаковали противника из лагеря и заставили турок отойти. Султан попробовал захватить близлежащий Каменец, но эта затея закончилась безрезультатно. 28 сентября турки пошли на последний тотальный штурм. Перед боем, на казацкий лагерь было выпущено 1500 ядер, после чего в атаку пошли все, кто еще мог носить оружие. Все историки соглашаются, что 28 сентября произошло самое значительное сражение; казаки в тот день отбили 11 атак, но турки ничего не добились. Силы сражающихся были уже на исходе; пять недель продолжались бои и перестрелки. Последнее сражение, 8 октября, тоже не выявило турецкого превосходства. Наконец, уставший султан уступил: 9 октября был заключен мир.

Мои статьи | Просмотров: 1224 | Добавил: hohol | Дата: 26.06.2013 | Комментарии (1)

...Витязь Дона, Русской рати оборона, Неприятелю аркан, Где наш вихорь-атаман? В конце Русско-турецкой войны, в 1774 году, Матвей Иванович Платов (1753—1818), будущий легендарный атаман Всевеликого войска Донского, а в то время ещё полковник, вёл один из полков донских казаков (штатный состав полка — 501 человек) в авангарде обоза с беженцами, уходившими с Кубани, и продовольствием для снабжения русских войск на Кавказской линии. Командир второго авангардного казачьего полка — полковник Степан Ларионов. Возглавлял обоз полковник Бухвостов. В степи у р. Калалах (в переводе с тюрк. — Великая Грязь) транспорт подвергся внезапному нападению объединённых ногайской и крымско-татарской орд численностью в 10 тысяч всадников. Каждый всадник вёл ещё по три «заводные» (то есть в поводу) лошади. Одну сменную верховую и две вьючные, так как при набегах ни ногайцы, ни татары (как и их предшественники — монголы), так же как и донские казаки, обозов не использовали. На Великой Грязи, там где Чёрный Ерик, Татарва нагнала сорок тысяч лошадей. И взмутился ерик, и покрылся берег Сотнями порубанных, пострелянных людей! Поставив традиционный для казачьей тактики обороны гуляй-город из телег с мешками с мукой, тысяча казаков двое суток держала активную оборону. После ружейных залпов, для того чтобы дать оборонявшимся время на перезарядку ружей, казаки бросались врукопашную. И дождались подмоги — «С нашим атаманом не приходится тужить!» Донские казаки третьего, арьергардного, полка, возглавляемого полковником Уваровым, не дожидаясь эскадронов ахтырских гусар и драгун, шедших в числе обоза, первыми устремились на выручку полкам Платова и Ларионова. 300 казаков с пиками наперевес «лавой» атаковали татар и ногайцев с тыла, чем вызвали у врага панику. Многотысячное войско Давлет Гирея было рассеяно. На берегу ерика остались лежать «порубанными и пострелянными» более 500 басурман. Казаки потеряли убитыми 82 человека и треть лошадей. Жена погорюет — выйдет за другого! За моего товарища, забудет про меня!

Мои статьи | Просмотров: 670 | Добавил: hohol | Дата: 21.04.2013 | Комментарии (0)

1904 год. Декабрь. Маньчжурия. В разгаре Русско-японская война. Военное счастье - на стороне врага. Только что пришла весть, надломившая дух нашей Маньчжурской армии, - пал Порт-Артур. Причем не взятый врагом штурмом, а капитулировавший! Японцы начали немедленную переброску своей высвободившейся армии на север, чтобы разгромить русских окончательно. Именно в те трагические дни командир отдельной Забайкальской казачьей бригады генерал-майор Павел Мищенко получил приказ возглавить кавалерийский рейд в тыл врага и захватить приморскую станцию Инкоу и вывести из строя железную дорогу на участке Ляохэ - Порт-Артур. Выбор Мищенко был не случаен - его казаки были признаны героями и любимцами всей Маньчжурской армии. Генералу было предоставлено право сформировать особый сборный отряд. Мищенко вызвал добровольцев, честно предупредив: "раненые и больные, в отступление от обычного правила, будут брошены, дабы не обременять отряд и не замедлять скорость его движения". (Кстати, верный себе, Мищенко так и не оставил японцам ни одного раненого, хотя их будет немало) Добровольцев вызвалось больше, чем требовалось, и 26 декабря (по старому стилю) 75 сотен и эскадронов при 22 орудиях, прорвав левый фланг японских позиций, ушли за реку Ляохэ. В канун Нового, 1905 года части Мищенко вышли к сильно укрепленным позициям Инкоу, стоящему у впадения реки Ляохэ в морской залив. Кавалеристам противостояли японские пехотинцы, уже поджидавшие их в окопах: внезапного удара не получилось. Чтобы не сбиться ночью при эвакуации раненых, командование отряда приказало зажечь костры - ориентиры у окрестных деревень. После артподготовки вспыхнули огни и в самом городе Инкоу - там начались пожары. Вот эти-то самые огни и сыграли свою роковую роль в ту новогоднюю ночь. Не зная местности, путаясь в чехарде костров и пожаров, войска сбились с пути, не зная, на какие огни выходить. Японцы, засевшие за каменными укреплениями, хладнокровно расстреливали атакующих с расстояния в сто шагов. Казаки, находящиеся в первых рядах, попадали в волчьи ямы, запутывались в колючей проволоке, их винтовки и шашки были бессильны против артиллерийской картечи и ружейно-пулеметного огня. Трижды они яростно шли на приступ, и трижды остатки сотен откатывались назад. Жгучий мороз добивал раненых, которых не было возможности подобрать сразу... Инкоу не был взят, но и планируемое японским командованием наступление в начале 1905 года не состоялось. На память от того набега в забайкальских, уральских и донских станицах остались не только Георгиевские кресты, похоронки и рассказы участников, но и песни.

Мои статьи | Просмотров: 1336 | Добавил: hohol | Дата: 20.04.2013 | Комментарии (0)

Итак, по старинным казачьим былинам, Ермак участвовал, в числе других атаманов, в покорении Казани. Былины эти нисколько не противоречат как летописным сказаниям, приведенным историками Карамзиным и Соловьевым, так и бытовым условиям казачьей жизни на Дону, а потому эти былинные сказания мы можем принять вполне за достоверные. Постоянно сталкиваясь с турками, а раньше того с греками, генуэзцами и венецианцами, казаки рано научились владеть огнестрельным оружием, строить укрепления, осаждать и взрывать последние. В Ливонской и Польской войнах, которые вел Иван IV, казаки упоминаются при взятии каждой крепости; приступ, подкоп, взрыв – дело казаков. Летопись называет подкоп под стены Казани "немецким размыслом", т.е. иностранным способом брать город. И казаки в совершенстве владели этим способом. Хотя московские летописи в событиях о покорении Казани ни слова не говорят об Ермаке, но ведь мы выше видели, что они ни словом не обмолвились и об именах других атаманов, даже не упоминают и о донских казаках, а просто говорят: "были казаки, делали подкопы, стреляли" и только. Самое событие взятия Казани было очень важно для Москвы, а что там окраины приходили на помощь, то это была вещь обыкновенная, в порядке вещей Главный герой этого события был Грозный царь, а за ним его князья и бояре, а не какие-то там донские атаманы-охотники, не подчинявшиеся его приказу и жившие где-то за рубежом государства, "выбирая меж себя начальных людей, атаманов и иных, и чиня управу во всяких делах по своей воле, а не по царскому указу". Для московских летописцев атаманы-охотники было явление второстепенное, не стоящее упоминания; притом Ермак в то время был атаман самый обыкновенный, каких в то время было много на Дону, в каждом стане или коше. Некоторые историки сомневаются в том, что Ермак едва ли мог участвовать в покорении Казани, т. к. в 1552 г. он, по их мнению, был очень молод. Что ж из этого? Пусть ему в то время было 25–30 лет, а при покорении Сибири в 1582 г. 55–60. Удивительного тут ничего нет. В атаманы казаки выбирали не по летам, а по природной храбрости и уму, т.е. по выдающимся качествам. Теперь нам остается решить вопрос: кто был Ермак? Природный ли донской казак или беглый из Московского государства, как думают многие. Сибирская летопись говорит, что дед Ермака был города Суздаля посадский человек и жил в великой скудости; его звали Афанасий, Григорьев сын, по прозванию Оленин. По другим сказаниям, Ермак происходил из города Юрьева-Повольского и имя его было Василий и проч. Но все это фабрикация позднейших веков, ничего общего с историческими актами не имеющая. Известный исследователь Западной Руси, проф. русской истории Петерб. Духов. Академии, Мих. Осип. Коялович (ум. в 1891 г.) опубликовал в 1867 г. "Дневник Стефана Батория", литовско-польского короля, в котором привел полным текстом письмо пана Стравинского из Могилева на имя короля, бывшего в то время в войне с Москвой230). Стравинский писал: "Доводим до сведения В. Кор. Велич… что московские люди, враги В. Кор. Вел., вторгнувшись в государство В. Кор. Вел. и все, начиная от Дубровны, предавая огню и опустошению, пришли под город В. К. В. Могилев во вторник 27 июня (1681 г.), в третий час дня, сожгли предместье, за дубровной Лучкова также сожгли 6 домов;" Дневник последнего похода Стефана Батория на Россию и дипломатическая переписка того времени, относящаяся главным образом к заключению Запольского мира (1581–1582 гг.), с "в посаде над Днепром, который называют слободой, тоже сожгли до 100 домов. Начальствовали над этими людьми воеводы: (перечисляет) Кайтеров (Котырев), Хворостинин, Батурлин… четырнадцатый Василий Янов, воевода донских казаков, 15-й Ермак Тимофеевич, отоман казацкий… с ними было людей: татар, т.е. темниковских, кадомских, касимовских, свияжских и чебоксарских, также москвитян 45 000 стрельцов, с Дону и московских (казаков) 1000 на конях, которые целый день во вторник, нападая со всей силой, старались прорваться к городскому укреплению, желая зажечь острог, от чего мы их с Божией помощью удерживали огнем из замка и из острога (укрепления) и не допускали до этого… и в тот же день, во вторник, при заходе солнца поспешно удалились от города к деревне В. К. В. Баторке в полутора милях от города, лежащей на берегу Днепра, а там наскоро пришедши к Днепру, тотчас же, сделав для главных воевод несколько плотов, сами все пошли вплавь и в ту же ночь, со вторника на среду, все переправились чрез Днепр и в час уже дня распустили людей в окрестности и начали жечь деревни, направляясь к Радомлю и Мстиславлю, замкам В. Кор. Вел…" Это письмо, а также и другие донесения, опубликованные в "Дневнике", рельефно рисуют нам план войны Москвы с Польшей. Московские стратеги, чтобы отвлечь польские войска от главных русских сил, послали в налет легкую казачью конницу вместе с татарами на литовские города и села за Днепром. Предводителями этих отрядов были донские атаманы Янов и Ермак Тимофеевич. Эта легкая конница ураганом пронеслась за Днепром, сожгла и разорила до 2000 сел и деревень и захватила в плен много "свободной шляхты" и трех рыцарей: Гульского, Збиковского и Куроеда. Иван IV в то время находился в Стариде и зорко следил за операциями казаков. Сведения, приведенные в означенных письмах и вообще в "Дневнике", тождественны с разрядными книгами, за исключением нескольких неточно указанных в письме Стравинского фамилий московских военноначальников, как то: Кайтеров вместо Котырев, Батуркин вместо Батурлин, Волковский вместо Волконский и др. Там же. Письмо Головчинского 30 июня 1581 г. № 50, стр. 251–252 Но эти фонетические неточности нисколько не изменяют сути дела. Нам важно то, что донские казаки с своим атаманом Ермаком Тимофеевичем в июне месяце 1581 г. ходили помогать русскому царю в борьбе его с Стефаном Баторием, как и раньше того те же казаки ходили с атаманами Сусаром и другими под Казань "царю московскому послужить и за Дом Пресвятыя Богородицы постоять". Недаром на казачьем стяге красовалась надпись: "Белый Царь и православная вера". Побуждения были как в том, так и другом походе одни и те же. Хотя в статейные списки московских военноначальников атаманы казацких полков Яков и Ермак не внесены, но это показывает лишь то, что в то время на Руси казаков и их предводителей считали не за московских людей, а за случайных союзников, пришедших помогать своим единоверцам. Казацкие атаманы, ходившие под Казань с Дону, Яика и Терека, тоже не названы в московских летописях, но из отписки казаков 1632 г., копия с которой хранится в библиотеке Донского музея, мы знаем, что главное предводительство над всеми казацкими полками было вручено донскому атаману Сусару Федорову. В числе атаманов этих дружин, особенно отличавшихся умом и хитростью, старинные донские былины называют Ермака Тимофеевича. И если бы не пожар 1744 г., во время которого сгорел весь г. Черкасск, старое гнездо донского казачества, а также и весь войсковой архив, где хранились ценные казацкие летописи, то мы бы теперь могли назвать имена и всех остальных атаманов казачества той эпохи и более подробно описать их геройские подвиги, способствовавшие к расширению и объединению великой России и закреплению ее окраин.
Мои статьи | Просмотров: 2032 | Добавил: hohol | Дата: 15.04.2013 | Комментарии (3)

Основателем козачества является Богдан Глинський. Он потомок древнего половецкого рода Киятов и монгольских Чингизитов. Наиболее известный его предок - Мамай, человек бывший какое-то время фактическим правителем Зололтой Орды, и менявший ханов как перчатки. Сын Мамая - Мансур Киятович Мамай человек, к сожалению, сейчас известный далеко не всем, сыгравший огромную роль в становлении нашей страны Украины. (и это ему по моему мнению должны у нас стоять памятники в каждом городе, вместо Ленина и Шевченко) После убийства отца Мансура Киятовича в Крыму (Мамая Кията) в 1381 году Мансур Киятович Мамай, ушёл в родные для него половецкие земли (северная часть Причерноморья и Приазовщина) и позже на территории современной Полтавской области Мансур Мамай основал несколько городов - Глинск, Глинница и Полтава, и провозгласил эти земли своими владениями, независимыми от всех соседних государств. Позже владения князей Мамаев расширились и включали в себя также на севере южные части Черниговской и Сумской обл (укр), на востоке современные Курскую, Белгородскую (рос.) и Харьковскую области (Укр), на западе левобережье Черкасской обл (укр) Князь Мансур Киятович Мамай не стал навязывать местному населению феодальную систему управления: захватывать уже используемые земли, вводить какие-либо налоги, назначать своих начальников. Единственным нововведением было объединение в единое политическое целое местные этнические общины, обязанностью которых стало совместное выступление под командованием князя Мамая против общего врага. Система местного управления сохранялась прежней — главы местных общин и их командиры выбирались самим населением. Военный поход объявлялся Мансуром Мамаем только после всеобщего одобрения. (Позже у запорожских казаков стал выбираться гетман, но у украинских реестровых казаков система взаимоотношений с польским королем сохранилась почти идентичная с политической системой Мансура). В 1392 г. сын Мансура Мамая Алекса, формально признаёт над собой власть литовского князя Витовта. После присоединения к Литве внутренняя система управления вотчины князей Мамаев не изменилась, оставаясь до 1508 г. полностью автономным княжеством внутри Великого княжества Литовского. Витовт передал им в полное управление фактически все левобережье Украины. Взамен князь Александр Мансурович Мамай и его потомки должны были защищать эти земли от врагов и участвовать в войнах литовских князей. В XV веке князей Мамаевых в официальных литовских документах начинают именовать князьями Глинскими по названию города Глинск, где находилась их резиденция. Богдан Федорович Глинский, воевода г. Черкасс (1488-95), тоже использовал имя Мамай. Именно он организовал первые черкасские "пограничные" войска, которые вскоре после этого стали называться козаками. Собственно говоря весь этот сброд (Касоги, Бродники, Кипчаки, Славяне) и до Богдана Федоровича представляли собой организованную силу на службе Мамаев, и не раз участвовали в сражениях, например при его отце Фёдоре. Но собственно казаками (от тюрского племени Касогов, бывшими только их частью) или черкасами их стали называть после того как от обороны они перешли к нападениям на соседей (грабежам фактически). Беглые крестьяне С Литвы, Польши, Московии лишь пополняли, но не были корнем возникновения этих войск. Козаки считали себя отдельным народом и не признавали себя беглыми мужиками или украинцами-русскими. (Вообще слово "мужик" у козаков было оскорблением, что-то вроде современного форумного "быдло, колхозник, второй сорт". Как совковой тюрьме блатной изобьёт если назвать его мужиком, то и козак тогда за это саблей рубанул-бы не задумываясь. Козак не мог-быть мужиком, мужиками были рабы на севере.) Постепенно славянские народности стали преобладать на тюрскими среди казаков, но ещё довольно долго козачество возглавляли только из рода Мамая. Из первых крупных нападений казаков самые известные это захват и разграбления Очакова в 1493, и участие в походе на Московию где в Битве над Ведрошею 1500 Богдан Федорович попал в плен московским войскам.

Мои статьи | Просмотров: 19476 | Добавил: hohol | Дата: 07.12.2012 | Комментарии (4)

Первыми русскими поселенцами на территории Северного Кавказа, согласно мнениям И. Д. Попко, В. А. Потто и М. А. Караулова, были Новгородкие ушкуйники и рязанские казаки. Сначала на берегах Терека в XIV веке, появились новгородские ушкуйники – вольные дружины которых, совершая походы на лодках (которые назывались ушкуи, отсюда и название ушкуйники) через Каспийское море проникали в устье Терека и поднимались вверх по реке Здесь они вступали в стычки с местными жителями, в набегах захватывали женщин, женились на них и селились по берегам Терека, создавали сплоченные коллективы и называли свои поселения городками. В первой половине XVI века через Дон, Волгу и Каспийское море, повторяя маршрут новгородских ушкуйников, устремились к берегам Терека рязанские казаки. Это переселение было напрямую связано с присоединением в 1520 году Рязанского княжества к Московскому государству. К этому времени практически завершился процесс объединения русских земель в единое централизованное государство. Тысячи рязанцев были переселены во внутреннюю часть Московского княжества. Что же касается рязанского казачества, привыкшего к свободе, но при этом не имевшего силы к открытому сопротивлению великому князю, то оно приняло решение покинуть родные места и уйти далеко на юг, к берегам Терека. Ранее рязанские казаки жили по берегам Дона и Волги в Червленом Яру, где и служили охранной стражей. Среди историков есть некоторые разногласия о местонахождении Червленого Яра. Так И. Д. Попко указывал на южную часть рязанского княжества , а М. А. Караулов, основываясь на изучении диалектов предполагал, что первые рязанские поселенцы на Северном Кавказе были не из южной, а из восточной части рязанского княжества . Казаки Червленого Яра должны были быть выселены, после присоединения Рязанского княжества к Московскому государству, в «пределы суздальские», но они этому не подчинились и самовольно переселились на Терек . Помимо вопросов о происхождении гребенских казаков и о древней их метрополии, и версии о выходе из Рязанского княжества, существовало ещё мнение, высказанное дореволюционными историками – В. Н. Татищевым, Н. М. Карамзиным, С. М. Соловьевым и др. Так, согласно их мнению, гребенские казаки, как и вообще терские, ведут свое начало от донских. Происхождение их связано с бегством русских казаков с Дона на Северный Кавказ. Здесь они объединились в самостоятельные казачьи общины. Название же свое они получили от Гребенских гор еще на Доне, где казаки проживали до переселения . Историк русского казачества Е. П. Савельев доказывал, что на реке Дон жили казаки Гребенские в городке Гребни. Именно гребенские казаки из города Гребни преподнесли накануне Куликовской битвы 8 сентября 1380 года Дмитрию Ивановичу икону-хоругвь Донской Богородицы и образ Богородицы Гребневской . Однако это утверждение справедливо оспаривается многими историками, считавшими, что название свое гребенские казаки получили от гребней Кавказских гор, где «слово «гребень» имеет то же значение что и на Доне» . До настоящего времени остаётся не выясненным до конца вопрос: «Откуда произошло название «Гребенское казачество»? Достоверно лишь известно, что рязанские казаки высадились на берегах реки Сунжи , где они основали три станицы по имени своих атаманов: Курдюковскую, Гладковскую и Шадринскую. После были построены ещё две станицы Новогладновская и Червленная. К началу второй половины XVI века на Северном Кавказе уже существовало несколько вольных казачьих поселений, из которых наиболее ранними по своему происхождению были рязанские и донские казаки, объединенные в единое казачье сообщество и получившие своё название гребенских казаков. На гребнях Сунженского хребта казаки оставались до начала 80-х годов XVII века, затем в целях безопасности они переселились на правый берег Терека у мыса, образуемого слиянием Терека с Сунжей, где образовалась 80 километровая казачья линия. Таким образом, первоначальное расселение гребенского казачества происходило в широком ареоле, междуречья Терека и Сунжи. Места, облюбованные гребенцами, отвечали хозяйственной и стратегической целесообразности. Течение Терека обеспечивало сообщение с Каспийским морем и Волгой. Именно здесь проходили караванная дорога из Персии в Москву и путь в Грузию. Эти места привлекали значительными естественными богатствами: в лесах водились звери и птицы, в реках – много рыбы. Под строительство станиц здесь было много пустующей, свободной земли. Гребенские казаки «вступали в тесные дружественные отношения с соседними горскими народами, оказывали им посильную военную и хозяйственную помощь и поддержку, вели с ними меховую торговлю» .

Мои статьи | Просмотров: 1523 | Добавил: hohol | Дата: 04.07.2012 | Комментарии (0)

В начале XVII века Османская империя прошла апогей своей славы. Но даже на излете этого столетия турок едва остановили у стен Вены и под Чигирином! Лишь постоянные войны турок с персами спасали Европу от завоевания. Но только ли персы спасли Европу? О важности стамбульского фактора в европейской политике говорит поведение испанского короля Филиппа II в отношении Нидерландов. Стоило Блистательной Порте ослабить нажим в Средиземноморье – и он тотчас же ужесточал гонения на еретиков-протестантов, но малейшее усиление турецкой активности сразу же отвлекало Испанию от мятежных провинций! Европейцы с громадным трудом противостояли мощному турецкому флоту, тем более что единства в их рядах не было. Так, Франция издавна выступала чуть ли не союзником Османской империи. Знаменитая битва при Лепанто в 1571 году не имела решающего значения в многолетнем противостоянии воинов Креста и Полумесяца. Вскоре за ней последовала окончательная утрата Венецией острова Кипр, Стамбул быстро восстанавливает свой флот – и возвращает господство в Средиземноморье. После подчинения в 1574 г. Туниса, а в 1576 г. Марокко – вся северная Африка стала турецкой. До Геркулесовых столбов и даже дальше, до марокканского побережья Атлантики. Блистательная Порта простиралась от Гибралтара до Персидского залива, от берегов Дуная, Днепра, Днестра и Дона – до порогов Нила в Африке. И в это время, с этой сильнейшей державой мира, простиравшейся на три части света, поднимавшей в походы трехсоттысячные армии и огромный флот, вступили в борьбу никому неведомые запорожцы. Число которых никогда не превышало 15–20 тысяч человек, которые базировались на речных островках посреди Дикого Поля. И тем не менее двести лет успешно воевали с турками и их вассалами – на суше, и на море! 

Г.-Л. Боплан об организации казаками морскихпоходов против турок

Когда казаки задумывают свой морской поход, тоне имеют разрешения от короля, но получают его от своего гетмана и созываютвоенный совет. На ней выбирают наказного гетмана, который должен возглавить ихпоход; делается это так же, как при выборе гетмана, однако походный атаманвыбирается только на время. Далее они направляются к Военной казны,которая является местом их сбора. Там строят лодки около 60 футов длиной, 10 или12 шириной и 12 глубиной. Те лодки не имеют корма, возводятся из стволалодочного деревья - ивы или липы - длиной 45 футов. Стороны обрамовуються идополняются досками 10-12 стоп длиной и 12 на одну стопу ширину. Онискрепляют их деревянными гвоздями, настелюючы один ряд на другой, так, как этоделается в обычных речных лодках ... Обычно на их лодке есть десять-пятнадцатьпар весел с каждой стороны, и плывут те лодки быстрее, чем турецкие весельныегалеры. На лодках также ставят мачту, на которую натягивают довольно неуклюжеепарус, который распускают только в хорошую погоду, а при сильном ветре предпочитаютгрести ...

Каждый казак вооруженный двумя ружьями, саблей.А на каждой лодке есть также четыре-шесть фальконетов (небольших пушек),необходима для похода живность. Одеты казаки в рубашки и шаровары, еще имеютсменную одежду из ветхих свитой и шапкой; принимают шесть фунтов пороха,достаточное количество свинца, ядра для своих орудий. У каждого есть компас ...

Турки, конечно, предупреждены о походе идержат в устье Днепра наготове несколько галер, чтобы не дать казакам выйти излимана. Но хитрые казаки выходят темной ночью, когда должен появиться на небелуны бледней и скрываются в камышах за три-четыре мили от устья Днепра,куда не заходят турецкие галеры. Турки еще ждут их возле устья, но всегдаостаются обманутыми.

Мои статьи | Просмотров: 1821 | Добавил: hohol | Дата: 04.07.2012 | Комментарии (0)

Прошло несколько лет. За это время многое успело изме­ниться. Оставшиеся на родине запорожцы разбрелись по раз­ным местам: одни из них поженились, обзавелись семьями и хозяйством, другие продолжали «бурлаковать», т.е. жить хо­лостяками, и таких было большинство. Привычка к бурной военной жизни и необходимое условие такой жизни — отсут­ствие семейства, были тому причиною. Осиротевшие сечеви­ки как бы ждали только удобного случая, чтобы снова «трях­нуть стариной», возобновить утерянное. И они не ошиблись; такой случай не замедлил представиться. Когда была образо­вана Потемкиным новая провинция -— Новороссийский край, в 100 000 кв. верст и с полумиллионным только населением и когда таким образом, при обширности границ вновь образовавшейся провинции, некому было оберегать ее раз­ бросанное население, — Потемкин невольно вспомнил о «братчиках запорожцах» и пожалел о рассеянных всюду ка­заках. Для обширного и открытого со всех сторон от нападе­ний поляков, турок и татар края требовалась военная защита, вполне соответствовавшая местным условиям: необходимо было легкое и неустрашимое войско, всегда готовое к. отра­жению неприятеля и хорошо знавшее приемы и уловки своих противников. Таким именно войском считались запорожцы, и тогда-то, наконец, понял Потемкин, почему столь автори­тетные деятели, как граф Вейсбах, Миних и Панин поддер­живали запорожское казачество: казаки были самым надеж­ным оплотом в борьбе с соседями и лучшей военной стражей для границ. Обстоятельства, следовательно, заставили По­темкина переложить гнев на милость и, раз остановившись на мысли о необходимости казачества, он привел потом постепенно эту мысль в исполнение. Непосредственно после уничтожения Запорожской Сечи Потемкин хотел" было уже утилизировать военные силы каза­чества, приказавши генералу Текелию представить ему спи­сок наиболее податливых и отличившихся в последнюю ту­рецкую кампанию старшин, с целью награждения их жало­ваньем и провиантом. При посредстве таких лиц Потемкин предполагал набрать два пикинерные полка из бывших запо­рожских казаков, Но на языке запорожцев это означало «поробитъ их москалями», т.е. сделать солдатами, и поэтому казаки, помнившие, какое участие принимал Потемкин в падении Сечи, не только не поддались на обещание генерал-губернатора, но лишь усилили ряды беглецов в Турцию. Кня­зю Таврическому, однако, удалось окружить себя некоторы­ми из бывших запорожских старшин, получивших армейс­кие чины, жалованье и составивших у него нечто вроде почетного конвоя; были также единичные случаи поступления запорожцев в Херсонский и Полтавский пикинерные полки и даже на гражданскую службу. Но от всего этого до образования вновь казачьего войска было еще очень далеко. Только мысль об окончательном присоединении Крыма к России и о неизбежности новой войны с Турцией заставила князя Таврического серьезно позаботиться о восстановлении казачества, С этой целью еще в 1783 году Потемкин разре­шил бывшим запорожским старшинам: Антону Головатому, Харьку Чепеге и Легкоступу «приглашать охотников к слу­жению в казачьем звании». Впрочем, разрешение это, по-ви­димому, не дало на первых порах особенно осязательных ре­зультатов. По крайней мере до 1787 года об организации вновь зарождавшегося казачества нет достаточных исторических указаний. В этом году, во время путешествия Императрицы Екатерины II по Южной России, Антон Головатый, Сидор Белый и другие казачьи старшины, конечно, не без ведома и содействия Потемкина, поднесли в Кременчуге Государыне адрес, выразив в нем желание служить по-прежнему на воен­ном поле, В том же 1787 году и те же казацкие старшины -Сидор Белый, Захарий Чепега и Антон Головатый оконча­тельно сформировали вольные казачьи команды. Собранные им казаки получили название «войска верных казаков» и были разбиты на две группы — на конницу, под начальством Чепеги, и на пехоту, под командой Головатого; общее же на­чальствование над казаками было поручено Потемкиным первому кошевому атаману возродившегося войска — Сидо­ру Белому.Черноморцы приняли самое деятельное участие в разразившейся вскоре турецкой войне и возбудили общее удивление своей храбростью и военными способностями у многих русских генералов. На поле брани им, между прочим, пришлось встретиться с своими братьями, бежавшими в Турцию – Запорожцами и Некрасовцами, причем по свидетельству очевидцев обе стороны отказались действовать друг против друга, что и было уважено, как турецким, так и русским начальством. Таким-то образом возникло вновь запорожское казаче­ство под именем Черноморского войска, составившего впос­ледствии основную часть Кубанского казачества. Но прежде чем переселиться в нынешнюю Кубанскую область, черно­морцы должны были сослужить службу Русскому государ­ству в борьбе с Турцией. Черноморцы действительно оказали чудеса храбрости 0 этой войне и на деле доказали свою боевую пригодность и право на самостоятельное существова­ние. Можно сказать, что пролитой здесь кровью они купили себе земли на Кубани.
Мои статьи | Просмотров: 2001 | Добавил: hohol | Дата: 24.06.2012 | Комментарии (0)

1-10 11-20 21-30 ... 151-160 161-168
Приветствую Вас Гость